И увидел я вдали смертное ложе, и что умирают победители, как побеж­денные, а побежденные, как победители. И что идет снег и земля пуста. Тогда сказал я: Боже, отведи это, Боже, задержи. И победа побледнела в душе моей. Потому что побледнела душа. Потому что, где умирают, тайне сражаются. Не побеждают, не бегут. Но остаются недвижимыми костями, и на них идет снег. И мы невидимые кости. Не задержал, не отвел. Значит, так надо…
В. В. Розанов
Страшная стремительность, с которой Северо-Западная армия ринулась на Петербург, действительно вряд ли имела примеры в мировой истории, исклю­чая разве легендарные суворовские марши.
А.И.Куприн
Звездный час Северо-Западной армии — это ее второе наступление на Пет­роград осенью 1919 года. Даже у самих участников этого похода, белых вои­нов, он оставил впечатление невиданно быстрого порыва, стремительного брос­ка пятидесятитысячной армии, когда в считанные дни, преодолев расстояние более, чем в сотню верст, она оказалась в пригородах Петрограда. Подобное впечатление было и у тех, кто наблюдал за движением армии извне. Куприн, знавший военное дело не понаслышке, буквально был восхищен скоростью и быстротой, с какими части СЗА заняли Гатчину, и вскорости уже крестились со священным трепетом на залитый солнечными лучами св.Исаакий (Г.Гроссен, Агония Северо-Западной армии. Из тяжелых воспоминаний).
Но в 20-х числах октября вдруг наступает пауза. Несколько дней идут ожес­точенные бои у Красного Села, а затем постепенно нарастающий, неотвратимый от­кат армии назад, на запад. И как следствие внезапного отступления после блестяще начатой операции- резкий упадок морального духа армии, появление разъедающей сознание апатии. Однако, несмотря на значительные потери в белых войсках, это было отнюдь не бегством, и уж никак не разгромом армии Юденича под Петроградом, в чем долгое время нас уверяли учебники и монографии. Армия отходила с боями вдоль железнодорожной линии Петроград — Нарва, измотанная, ослабленная, но со­хранявшая свои основные части и нуждавшаяся в перегруппировке и отдыхе. Иначе не понять, как вместе с белой армией ушло на запад свыше 40 тысяч беженцев, в основном жителей Петроградской и Псковской губерний, да еще было уведено 10 тысяч пленных красноармейцев. Кстати, среди последних был и шурин Ленина, брат Н.К.Крупской, который по активному ходатайству Ленина одним из первых был обменен на пленных эстонцев согласно Тартускому договору.
Все говорило о том, что командование СЗА рассматривало неуспех петро­градской операции как временную неудачу. 11 ноября, уже после оставления белыми Луги и Гдова, главнокомандующий Н.Н.Юденич признает «нецелесообразность продолжения операции». Он телеграфирует генералу И.Лайдо-неру, главнокомандующему Эстонс­кой армии, которая также участвовала в походе на Петроград: «Войска до крайности утомлены беспрерывными боями. На крайне тесном пространстве между фронтом и эстонской границей, в непосредственном тылу войск, ско­пились все обозы, запасные, пленные, беженцы, что до крайности стесняет маневрирование войск. Это может привести к катастрофе и гибели всей армии. Необходимо не позднее завт­рашнего дня перенести все тылы на левый берег Наровы. Предвижу воз­можность и даже неизбежность отхо­да армии».
Ответа не последовало. Мало того, в тот же день, 11 ноября, прави­тельство Эстонской республики приняло решение о «нежелательности присут­ствия белой русской армии на территории Эстонии», и о разоружении тех ее частей, которые попытаются перейти на левый берег Наровы. Что стояло за столь жесткими мерами по отношению к своему же союзнику?
Отношения между двумя армиями — Северо-Западной и Эстонской — никог­да не были безоблачными, главным образом, потому, что командование СЗА не спешило признать независимость Эстонии. Однако это обстоятельство не было препятствием тому, что белая армия формировалась на территории Эсто­нии, ее части принимали участие в обороне Ревеля от войск Эстляндской Тру­довой Коммуны в январе-феврале 1919 года, она защищала эстонские границы вдоль всего Причудья, проводила совместные с эстонцами операции во время первого летнего похода на Петроград.
Теперь же ситуация в корне изменилась. Еще 6 ноября в Москве на заседа­нии Политбюро ЦК ВКП(б) было принято решение о наступлении Красной Ар­мии на территорию Эстонии в случае, если «эстонцы пустят к себе Юденича», связывая это решение с предстоящими мирными переговорами между Совет­ской Россией и Эстонией. Правительство Эстонской республики ответило со­гласием.
Таким образом, армия Юденича оказывалась между двух огней — в прямом и переносном смысле. Теснимая Красной Армией с востока и отрезанная от тылов, находившихся на территории Эстонии, она представляла собой неверо­ятное скопление людей на узкой, шириной всего в 10-15 км полоске земли вдоль правого берега реки Наровы. Появление в этом районе тифозной эпидемии,
впервые обнаруженной доктором Н. Колпаковым, — лишь следствие бедствен­ной ситуации, в которую была загнана белая армия.
Лишь 16 ноября, да и то по настоянию представителя Антанты, эстонское командование разрешает переход на левый берег Наровы для беженцев, ране­ных и пленных, но положение боевых частей армии почти не изменилось — им было предписано продолжать оборонять правый берег Наровы и подступы к городу Нарве.
Большевики по достоинству оценили предательские действия эстонцев по отношению к своим вчерашним союзникам. Председатель Реввоенсовета Л.Троцкий направляет директиву 7-й армии, наступавшей на Нарву: «Воздер­жаться от действий, нарушающих неприкосновенность территории Эстонии». Вместе с тем это нисколько не помешало появлению через несколько дней директивы главнокомандующего Красной Армии С.Каменева от 21 ноября 1919 года: «Для облегчения фронтальных ударов не останавливаться перед вре­менным переходом за реку Нарову». Было ясно, что город Нарва становится разменной монетой в предстоящих сепаратных переговорах между большеви­ками и эстонцами. Свое согласие на эти переговоры дала и Великобритания, передавшая все снаряжение и продовольствие, предназначавшееся для СЗА, в распоряжение эстонских властей.
Но генерал Юденич все еще продолжал безуспешные попытки спасти свою армию. 28 ноября 1919 года, передав непосредственное командование армией генерал-губернатору Северо-Западной области П.В.Глазенапу, он снова теле­графирует эстонскому генералу И. Л айдонеру: «Если до вечера не будет разре­шен переход на левый берег Наровы, катастрофа неизбежна. Еще раз прошу немедленного разрешения перехода армии на эстонскую территорию. Армия поступит под ваше распоряжение». В последней фразе предлагается новый путь спасения армии. А 3 декабря от него поступает, уже эстонскому правительству, заявление с просьбой рассматривать воинов СЗА как резервные войска, кото­рые в дальнейшем могли бы получить разрешение выехать на русскую терри­торию, причем оружие и снаряжение армии было бы им возвращено. Очевид­но, Н.Н.Юденич, имея старые представления о союзническом долге, не мог поверить в то, что его армия уже обречена на гибель согласованными действи­ями большевистского и эстонского правительств с одобрения Антанты.
Но армия была еще жива, она дышала из последних сил и отбивалась от почти втрое превосходящих ее по численности красных частей, когда генерал Ладонер приказал захватить тысячу вагонов с продовольствием и обмундиро­ванием, принадлежавшим русской армии, в полную собственность Эстонской республики. Только в одной Нарве эстонцами было присвоено 120 вагонов с санитарным грузом, табаком, одеждой и частным имуществом офицеров. Под­верглись откровенному грабежу многие склады СЗА на территории Эстонии. (Горн В., Гражданская война на Северо-Западе России.) Все протесты коман­дования армии, а также Северо-Западного правительства оставались «гласом вопиющего в пустыне». Разумеется, все это творилось с молчаливого согла-


Страницы: 1 2 3 4

Опубликовано 21 Сентябрь 2010 в рубрике На рубежах России

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • ЛИТЕРАТУРА
  • В решающем походе
  • ОДИССЕЯ БУХГАЛТЕРА ТУЛЬБОВИЧА


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.