6 апреля у деревни Сиагони Кульнев вновь напал на передовые силы противника. В ответ шведский командующий генерал Клингспор двинул целую дивизию, и русским при­шлось перейти к обороне. В ходе боя Яков Петрович был контужен ядром в ногу, однако остался в строю и продолжал руководить сражением. Ценой отчаянных усилий его отряд отразил вражеский натиск. Вскоре, однако, пришла печаль­ная весть, что войска генерала Булатова 15 апреля потерпели поражение под Релолаксе. Русский авангард был вынужден отступать. Кульнев остался верен себе: если во время наступ­ления он шёл впереди всех, то теперь постоянно находился в арьергарде. В речи, обращенной к офицерам, Яков Петрович сказал: «Не имею вам ничего сказать, как только то, чтобы вы имели внимание не к ретираде (отступлению. — А. М.), но к сохранению чести российского оружия… Ежели бы даже случилось, что у вас осталось хотя бы два человека, то честь и слава тут не бежать от неприятеля, а иметь его на глазах»7.
Летом 1808 г. Я. П. Кульнев отличился в кровопролитном сражении при Куортанском озере и был произведён в генерал-майоры. В феврале 1809 г. он возглавил авангард корпуса П. И. Багратиона, которому было поручено наступать на Аландские острова. 5 марта русские войска, перейдя по льду
Ботнический залив, стремительным ударом захватили Алан-ды. Отсюда Багратион отправил Кульнева на разведку к берегам Ш веции. В ночь с 7 на 8 марта его отряд достиг города Гриссельгама и занял его. «Благодарение Богу, — доносил Кульнев своему начальнику, — я с войсками в Гриссельгаме… На море мне дорога открыта, и я остаюсь здесь до получения Ваших повелений»8. В письме к брату он с гордостью сообщал: «Экспедиция на Аландские острова начиналась с честью и славою нашего оружия, а я имел счастие, преследуя неприятеля, быть в Швеции, в ста верстах от столицы»9. Действительно, от Гриссельгама до Стокгольма оставалось всего три дневных перехода, и появление здесь русских войск произвело на шведов очень гнетущее впечатление.
Впрочем, в Шведскую кампанию Кульнев прославился не только отвагой и энергией, но и редким благородством. Он всемерно заботился о пленных шведах, был мягок и доброже­лателен по отношению к мирному населению. «Молва о его великодушии, — писал Д. В. Давыдов, — разнеслась повсю­ду»10. Характерно, что даже противник относился к Я. П. Куль­неву с большим уважением. Шведский поэт Й. Л. Рунеберг в своей знаменитой поэме «Рассказы прапорщика Столя» писал от лица шведского офицера:
Хвала же Кульневу, любовь! Легко ль найти борцов, как он? Пусть часто пил он нашу кровь — Таков войны закон».
В сентябре 1809 г. между Россией и Швецией начались переговоры. Кульнев, однако, по своему обыкновению мира ждать не стал. Ещё в апреле он был назначен шефом Белорусского гусарского полка, который входил в состав Молдавской армии, сражавшейся с турками. В мае 1810 г. Кульнев перешёл со своими гусарами Дунай, в июне — участвовал в битве под Шумлой. Брату своему он в то время писал: «Я всё живу по-старому, сплю на сене и ношу одну
изодранную и прожжённую шинель, а где долг службы требует — там весь в серебре. Но что касается до воина, то бедность его венчает, соделывает непобедимым»12. Подобное презрение к мирским благам не было позой. Яков Петрович действительно довольствовался малым и значительную часть своего жалования тратил на улучшение быта солдат. Не гнался он и за чинами, по поводу которых замечал: «Гораздо лучше быть меньше награждённому по заслугам, чем быть много без всяких заслуг».
Вначале 1811 г. Я. П. Кульнев получил новое назначение: он стал шефом Гродненского гусарского полка. С началом Отечественной войны 1812 г. гродненских гусар направили в 1-й пехотный корпус П. X. Витгенштейна, который, как говорилось выше, защищал направление на Петербург, а значит, прикрывал от врага и Псковские земли.
Хотя основные силы Наполеона двигались на Москву, на Петербургском направлении неприятель сосредоточил целых два корпуса под командованием маршалов Макдональда и Удино. Кульнев, как всегда, сражался в авангарде. 16 июня 1812 г., в битве под Вилькомиром, он с двумя полками пехоты и двумя кавалерии в течение четырёх часов сдерживал натиск почти десяти тысяч французов. Своему брату Яков Петрович в то время писал: «Мы будем стоять, как крепкие каменные стены, за возлюбленное отечество наше»13.
В начале июля П. X. Витгенштейн направил Кульнева на разведку во главе небольшого отряда, включавшего Гроднен­ский гусарский полк, два егерских полка, полк казаков и роту лёгкой артиллерии. Перейдя Двину, русские 3 июля 1812 г. столкнулись у Друи с передовыми полками кавалерийской дивизии Себастиани. Кульнев с ходу атаковал противника. Не ожидая подобной дерзости, французы отступили, причём более 200 вражеских солдат попало в плен. Одержав победу, Кульнев ненадолго вернулся к основным силам, но 13 июля вновь перешёл Двину, напал на противника и захватил в плен 430 солдат. Кроме того, ему удалось выяснить, что корпус Удино идёт на Себеж.
18 июля отряд Кульнева атаковал неприятеля у мызы Якубово и занял её. 19 июля ему удалось разгромить обоз корпуса Удино. Эти успехи, видимо, притупили бдительность Якова Петровича. 20 июля он вновь напал на врага недалеко от родной своей станции Сивошино. Однако на этот раз французы успели занять выгодную позицию. Отразив натиск русских, войска Удино сами перешли в наступление и начали окружать малочисленный отряд. Верный своим правилам, отважный военачальник находился в самом арьергарде. Он сошёл с коня и лично руководил отступлением. В разгар боя пушечное ядро оторвало Кульневу ноги. Увидев, что русский генерал упал, французские кирасиры бросились на него, но гродненские гусары смогли отбить тело любимого командира. Умирая, Яков Петрович последним усилием сорвал с груди ордена. «Пускай враги не порадуются, — сказал он солдатам,
— видя в охладевшем трупе моём не генерала русского, но простого воина, положившего живот свой за Отечество»14.
Героическая гибель Я. П. Кульнева потрясла современни­ков. Когда весть о ней достигла Москвы, известная певица Сандунова прямо во время спектакля прервала исполнение арии, подошла к рампе и запела: «Слава, слава генералу Кульневу, положившему живот свой за Отечество». Весь зал встал, многие рыдали.
Необыкновенная популярность Якова Петровича была вызвана не только его отвагой (храбрых генералов в русской армии служило немало), но редкостным бескорыстием и благородством. Он настолько любил армию и военную служ­бу, что даже порвал отношения с невестой, когда та потребо­вала от него выхода в отставку. «Ничто на свете, даже самая любовь, которую я к вам питаю, — писал Кульнев даме сердца,
— не возможет отвратить меня от… беспредельной любви к Отечеству и к должности моей». Россию он называл «Отече­ством, коему нет подобных во всей вселенной», а главный свой жизненный принцип формулировал так: «…Предпочитать честную смерть бесчестной жизни… Герой, служащий Отече­ству, никогда не умирает и в потомстве воскресает»15.
Псковичи всегда относились к Я. П. Кульневу с особой любовью и уважением, видели в нём защитника своего города. Однако родоначальником собственно псковской ветви фами­лии является его родной брат Иван Петрович. Он родился в Брянске 8 июля 1765 г., вместе с Яковом обучался в Сухопут­ном Шляхетном корпусе и так же, как он, в 1785 г. поступил поручиком в Черниговский пехотный полк.


Страницы: 1 2 3 4

Опубликовано 20 Сентябрь 2010 в рубрике Воинские части Псковского края

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • БЕКЛЕШОВ НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ
  • Вторжение Наполеона
  • ПАЛЕН КОНСТАНТИН ИВАНОВИЧ


  • Новое на сайте:

  • Калькутта красочная
  • Сочиняшка: сайт где есть всё для любителей литературы и не только
  • Девушки по вызову: почему не стоит пользоваться их услугами?
  • Троицкий собор во Пскове
  • Близкое общение с девушками в интернете: куда перейти и как это происходит?