Древнейшее население верховьев реки Ловати — восточно-балтийские племена, пришедшие на эти земли с территории со­временных Литвы и Латвии. По соседству, в среднем и нижнем течении Ловати, проживали финно-угорские племена.
Во второй половине I тысячелетня нашей эры здесь обосно­валась одна из племеннных групп кривичей. Позже соседями кривичей с севера стали словене ильменские, осевшие ниже ио течению Ловати. Граница их взаимодействия проявилась через много веков в лингвистической границе: в начале нашего века здесь соприкасались зоны северовеликорусских и средневелико-русских говоров.
Восточные балты, оказавшиеся отрезанными от своего ос­новного этнического массива в Прибалтике, были легко ассими­лированы пришедшими сюда славянами.
Холмистые берега Ловати, относительно удобные для зем­леделия, издавна привлекали население из соседних болотистых районов. Ловать, впадающая в озеро Ильмень, связывала весь бассейн Днепра и Западной Двины с Новгородом.
Название реки Ловать (в древности Ловоть) до сих пор имеет несколько версий происхождения. Причем это версии славянского, балтийского и при­балтийско-финского происхождения гидронима. Все они вполне допустимы, ио слишком различны, и поэтому название реки так и остается неразгаданным.
В районе Великих Лук характер реки Ловати сильно изме­няется. В верхнем течении река мелководна, и, хотя в прошлом она могла быть более многоводной, судоходство здесь было воз­можным во время разлива, да и то на небольших ладьях. Ниже Великих Лук река вполне пригодна для судоходства, но и в этой части довольно много порогов, очень изменчива глубина.
Так что в районе Великих Лук мог находиться перевалоч­ный пункт, где грузы нз небольших ладей переносили в более вместительные. В дальнейшем перевалочный пункт превратился в торговое место, а затем — в крупнейший торговый центр на Ловати.
На этом не заканчивается перечень выгод транспортно-гео-графического положения Великих Лук. По Ловати проходил ле­тописный путь «из варяг в греки», вызывающий споры ученых до сих пор. Во-первых, не установлено точно, где проходил путь из Византии до Балтийского моря, где находились волоки между реками Днепр, Западная Двина и Ловать. Во-вторых, иногда под сомнение ставится прямой контакт между «варягами» и «грека­ми» в раннем средневековье.
Более вероятно существование нескольких торговых путей, которые в совокупности и составляют этот летописный путь: Балтика — Новгород, Новгород — Смоленск — Киев, Киев — Константинополь. Каждый из них развивался отдельно, и лишь крайние точки имели внешнеторговое значение: от Новгорода до Киева шел чисто русский торговый путь (раздел: Торговля и до-индустриальный этап развития хозяйства. Торговые пути).
Тем не менее значимость знания об этом пути не уменьша­ется, особенно об его спорном участке: Смоленск — Новгород. Тем более что Смоленск, Полоцк, Псков и Новгород входили в одну группу городов, связанных обменом товарами, а Киев — в другую, вместе с Черниговом и Новгородом-Северским.
Через водораздел Ловать-Западная Двина разные ученые предлагали не менее девяти вариантов пути из «варяг в греки». Лишь два из них проходят непосредственно через Великие Луки по верховьям Ловати, еще два используют среднее и нижнее те­чение Ловати. Остальные варианты предполагают передвиже­ние по притокам Ловати (частично или полностью): Кунье, Се­реже, Поле. Возможны и компромиссные варианты, например, путь через Великие Луки в период половодья, и по реке Кунья, а далее по Ловати от города Холм в межень, то есть летом.
В большинстве вариантов Великие Луки как бы передают свою позицию лежащему к востоку на притоке Западной Двины
городу Торопец, ныне входящему в состав Тверской области. Известный русский историк Сергей Соловьев видел доказатель­ство важности пути через Торопец в том, что из-за него велась политическая борьба между князьями полоцкими и потомками Ярослава, и в том, что в XII—XIII веках образовалось Торопец-кое княжество. Торопецкие князья выступали в качестве по­средников между Новгородом, Южной Русью и суздальскими князьями.
Город Торопец получил свое название от реки Торопы (Торошщы), впа­дающей в Западную Двину. «Торопнца» значит «быстрая, порожистая», поэто­му и ударение в названии города падает на второй слог — Торбпец.
К началу XV века город был завоеван литовцами, позже — присоединен к Московскому государству. А в последней четверти XVIII века Торопец во­шел в состав Псковского наместничества (затем — губерния). Тогда же город получил герб. Два основных цвета герба Торопца (зеленый и золотой) означа­ют изобилие и богатства В средние века город был настолько богат, что мог соперничать с крупными торговыми центрами. Местные купцы имели конто­ры в Кенигсберге, Данциге, Франкфурте-на-Майне и даже пытались устано­вить торговые связи с Персией и Китаем.
Торопец, как и Псков, сохранил свои древние символические изображе­ния на гербе. В башне, расположенной в центре герба, по преданию, венчался с дочерью полоцкого князя Александр Невский. Над башней расположен зо­лотой лук, символизирующий пограничную функцию города-крепости.
С XIII века возросло значение Смоленско-Новгородско-Балтийской части летописного пути «из варяг в греки». Но об­служивала она уже торговлю с Ганзой. Договора с Ганзейским союзом заключили Новгород, Псков, Смоленск, Великие Луки, Торопец и другие. К XV веку возросло экономическое значение городов, входящих в Ганзейский союз, они превратились в наи­более крупные города на Руси.


Опубликовано 20 Сентябрь 2010 в рубрике История псковского края

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • ТОРГОВЫЕ ПУТИ
  • ВЕЛИКИЕ ЛУКИ
  • Великолуцкая земля


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.