Командиром новой дивизии был назначен генерал-майор А. Н. Апухтин, который накануне войны командовал 1-й бригадой 24-й пехотной дивизии. Губернский предводитель дворянства С. Зубчанинов немедленно обратился к нему с посланием, в котором говорилось: «Долгой дружбой сроднясь со славной 24-й Шипкинской дивизией, псковское дворянство с восторгом приветствует из недр её возрождающуюся наслед­ницу ея славы и воинской доблести 68-ю пехотную дивизию, которой свыше предопределено защитить достоинство Рос­сии на Западе с тем же героизмом и самопожертвованием, с коим многие чины её во главе с доблестным начальством защищали на Дальнем Востоке славу Отечества. От имени Псковского дворянства прошу принять в напутствие, охрану и благословление вверенной Вашему Превосходительству дивизии сию икону Светлого князя Довмонта Псковского, тридцать три года несокрушимо отражавшего яростный на­тиск врагов от стен древнего нашего Пскова»71.
Командиром 269-го Новоржевского полка был назначен полковник Б. П. Филимонов из 93-го Иркутского пока, коман­диром 270-го Гатчинского — полковник Волков из 94-го Енисейского, 271-го Красносельского — полковник Берегов из 95-го Красноярского, 272-го Гдовского — полковник Александров из 96-го Омского. Командование дивизионным обозом принял на себя подполковник Гранберг из 94-го
Енисейского полка. Лишь на должность начальника штаба назначили человека, в 24-й дивизии не служившего, — подпол­ковника Гребенщикова, переведённого из Штаба войск гвар­дии и Петербургского военного округа. Конечно, каждый из новых полков, прямых потомков 24-й дивизии, заслуживает отдельного, подробного рассказа. Однако сделать это в пределах одной книги невозможно. Поэтому здесь речь пойдёт лишь об одном полку — 272-м Гдовском.
Как уже говорилось, командиром его стал Николай Геор­гиевич Александров. Он происходил из дворян Новгородской губернии, родился в марте 1863 г., образование получил в Варшавском юнкерском училище и Офицерской стрелковой школе. Почти все важные должности заняли также офицеры, перешедшие из 96-го Омского полка72. Так, капитан В. П. Лоди, который с 1904 г. командовал в Омском полку ротой, возглавил в 272-м Гдовском 2-й батальон. Командиром 3-го батальона стал капитан И. А. Бороздич, тоже в прошлом командир роты (с 1910 г.). Среди перешедших в новый полк были подполковники А. И. Антоновский и А. К. Крейцберг, штабс-капитаны В. К. Мокриевич, И. Ф. Маньковский, А. Ф. Повелейт, поручики Е. В. Швиндт, Б. А. Цветницкий, подпоручик Б. А. Мейснер и многие другие.
Рядовой состав пополнялся преимущественно уроженца­ми Псковской губернии. При этом наряду с мобилизованными в полк поступало немало добровольцев или, как говорили в то время, «охотников». Так, в пулемётную команду полка «по собственному желанию» был записан сын чиновника Борис Волкович-Квятковский, в 10-ю роту —мещанин города Пско­ва Борис Пикалёв, в 13-ю роту — потомственный дворянин Псковской губернии Ромуальд Яроцкий, недавно окончив­ший местную гимназию73. Одни из добровольцев были движи­мы искренним патриотическим чувством, другие надеялись на награды, ордена и чины.
Для нужд полка у псковских купцов и ремесленников закупались самые разнообразные товары. У купца И. Жигле-
вича, например, были приобретены котлы, кухонная посуда и машинки для стрижки волос. Купец Перлов поставлял в полк сахар, Шнеер — чай, Сорокин — нитки, тесьму и краску «на печатанье погон». Наконец всё было готово, и в начале августа 272-й полк отправился в крепость Усть-Двинск, где некоторое время занимался боевой подготовкой. В декабре 1914 г. он уже сражался на реках Бзуре и Утрате.
В начале 1915 г. 2-я бригада 68-й дивизии в составе Гдовского и Красносельского полков под общим командова­нием Н. Г. Александрова была определена в 1-й Сибирский армейский корпус. 5—9 января гдовцы участвовали в напря­жённых боях у деревни Маурицев и фольварка Градов, 13— 15 января — у деревни Боржимов. 11—28 февраля полк действовал в составе Ковенского отряда и отличился в боях под Ковно, Мариамполем и на Козлово-Рузской позиции. Особое мужество проявил поручик Е. В. Швиндт. Как сообщала газета « Псковская жизнь*, он вытащил пулемёт из окопа, поднял его на чердак дома и стал оттуда чрезвычайно метко обстреливать противника74. Ответным огнём немцы ранили храброго офицера в руку и подожгли дом. Невзирая на рану, Швиндт перебрался на другую позицию и продолжал стрельбу, пока вражеская пуля не поразила его в живот.
Весь май 1915 г. Гдовскин полк стойко сражался на берегах Немана и Дубиссы, затем принимал участие в штурме местечка Сморгонь и в захвате плацдарма на реке Вилии. В начале 1916 г. на его долю выпали тяжёлые бои на реке Нарочь, а осенью того же года его перебросили к Румынской границе.
Февральская революция 1917 г. потрясла и без того измученную войной армию. В марте Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов издал печально знаменитый приказ № 1, который буквально взорвал армейскую дисцип­лину. Власть в воинских частях переходила от офицеров к выборным солдатским комитетам, которые становились пол­новластными хозяевами на фронте. При этом в специальной листовке офицеры именовались «романовской шайкой». По-
всеместно происходили аресты и даже убийства офицеров. Уже 6 марта главнокомандующий армиями Северного фронта генерал Н. В. Рузский телеграфировал начальнику штаба верховного главнокомандующего М. В. Алексееву: «Ежед­невные публичные аресты генеральских и офицерских чи­нов… производимые при этом в оскорбительной форме, ставят командный состав армии… в безвыходное положе-ние»75.
Полки 24-й и 68-й дивизий подверглись развалу, как и вся армия. В июне 1917 г. командование Гдовского полка с тревогой сообщало о случаях братания между русскими и немецкими солдатами. После Октябрьской революции распад принял необратимый характер. Весьма показателен такой эпизод: 27 октября 1917 г. нижние чины Гдовского полка зверски избили своего офицера, капитана Р. Ю. Зметкова. Как видно из послужного списка, Зметков отличался незау­рядной храбростью и энергией. Он был потомственным дворянином, получил образование в Павловском военном училище, из которого в 1911 г. вышел подпоручиком в 96-й Омский полк. В июле 1914 г. Зметков перешёл в Гдовский полк и сражался в его рядах на протяжении всей войны, несмотря на два ранения. В январе 1917 г. ему было поручено командование 1-м батальоном. «Вина» же офицера заключа­лась в том, что он требовал от солдат «настоящей», «устав­ной^ службы. Кстати, как выяснило следствие, били Зметко­ва не его непосредственные подчинённые, а солдаты 2-й и 4-й рот, известные революционными взглядами.
Оскорблённый офицер обратился к командованию с просьбой об отставке. В ней говорилось: «Достаточно того, что я с первого дня войны рискую своей жизнью, непрерывно все 39 месяцев находясь в строю. Мне никогда не было жаль потерять её от вражеской пули, но потерять её от бессмыслен­ной, жестокой и дикой толпы людей, одетых в серые шинели, которых называют теперь солдатами, — я просто не хочу, довольно издевательства, довольно муки. Ради Родины, ради
75 Цит. по: Кавтарадзе А. Г. Военные специалисты на службе Республики Советов. 1918-1920 гг. М., 1988. С. 30.
идеи можно жертвовать многим, но ради прихоти жестокой толпы, ради ея жестоких инстинктов — никогда. Довольно с меня того, что все семь месяцев революции, командуя бата­льоном и вечно сидя на бочке с порохом, я не отказывался от службы и продолжал её нести… и честно нёс раньше»76. Думается, эти слова могли повторить многие русские офице­ры.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Опубликовано 20 Сентябрь 2010 в рубрике Воинские части Псковского края

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • В решающем походе
  • Города Псковской губернии в названиях воинских частей
  • КРАСНЫЙ БАЛАХОВЕЦ


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.