Практически одновременно с учреждением округов воен­ный министр Д. А. Милютин принял решение о размещении в Пскове 146-го пехотного Царицынского полка, входившего в состав 37-й пехотной дивизии. Этот полк был очень молодым: его сформировали в октябре 1863 г. из одного резервного и двух бессрочно-отпускных батальонов Днепров­ского пехотного полка. Последний имел более продолжитель­ную историю и возник ещё в 1769 г. на основе Московского легиона. Многие солдаты и офицеры нового полка имели за плечами Крымскую войну, в связи с чем ему было присвоено Георгиевское знамя с надписью « За Севастополь в 1854— 1855 годах».
В Пскове 146-й Царицынский полк занял комплекс зданий в районе Санкт-Петербургского шоссе, который был возве­дён в 1840-е годы для штаба 2-й гренадерской дивизии. Эти здания частично сохранились по сей день — в них располага­ется АО «Псковмаш». Царицынский полк оставался в нашем городе почти до конца столетия. Вполне понятно, что за это время в состав его офицеров поступило немало уроженцев губернии, которые предпочитали служить поближе к дому. Впоследствии 146-й пехотный полк доблестно сражался в Первой мировой войне, на Юго-Западном фронте.
В 1892 г. было принято решение о размещении в Пскове трёх полков 24-й пехотной дивизии: 93-го Иркутского, 94-го Енисейского и 96-го Омского. Ещё один, 95-й Красноярский полк, остался на постое в Ямбурге и в наш город так и не прибыл из-за недостатка в помещениях. Кроме названных полков, в Пскове располагался дивизионный штаб.
Все перечисленные полки обладали долгой и славной историей. 93-й пехотный Иркутский полк вёл своё происхож­дение от 4-го батальона Лифляндского Егерского корпуса, сформированного ещё в 1785 г. по инициативе Г. А. Потёмки­на. Егеря являлись весьма специфическим родом лёгкой пехоты. Они действовали в рассыпном строю и должны были
уметь вести прицельный огонь, прикрывая кавалерию и пехотные части. Использовались егеря также для разведки, засад, диверсий в тылу противника и несения караульной службы. Отбирали в егерские части молодых рекрутов не­большого роста, подвижных и ловких. Их учили «избирать места наиудобнейшие и авантажнейшие», укрываться в «ямах и всяких оврагах», стрелять «пусть даже на спине лёжа»14.
В конце XVIII в. рядовой егерь был вооружён короткой фузеей (гладкоствольным ружьём) со штыком, пистолетом и, иногда, кинжалом. Унтер-офицер вместо фузеи получал нарезной штуцер. Офицеры имели сабли. Обмундирование егерей состояло из суконного кафтана зелёного цвета, шаро­вар, также зелёных, с чёрными лампасами, сапог с широкими голенищами и, наконец, чёрной поярковой каски с плюмажем. Сочетание чёрного и зелёного цветов было очень удобно для маскировки.
Егеря 4-го батальона Лифляндского корпуса принимали участие в Русско-турецкой войне 1787—1791 гг. и подавлении Польского восстания в 1793 г. Особенно они отличились при штурме Очакова (1789) и Измаила (1790).
В 1797 г. все егерские корпуса русской армии были переформированы в полки. На основе 4-го батальона Лифлян­дского корпуса тогда возник 8-й Егерский генерала Чубарова полк, названный так по фамилии своего командира (с 1796 г. — шефа) Николая Григорьевича Чубарова. В 1801 г. полк получил имя 7-го Егерского. Он принимал участие в Италь­янском и Швейцарском походах А. В. Суворова, войне с Францией 1806—1807 гг., Русско-турецкой войне 1806— 1812 гг. Особую славу 7-му Егерскому полку принёс бой под Рущуком(29.09.1811 г.). Его солдаты тогда атаковали турец­кую батарею и перебили почти двести янычар. СамМ. И. Куту­зов назвал храбрость егерей «удивительной»15.
Во время Отечественной войны 1812 г. 7-й Егерский полк находился в составе Дунайской армии П.   В.  Чичагова,
14 Гулевич С. А. История 93-го пехотного Иркутского Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Александровича полка. СПб., 1914. С. 10.
15  Там же. С. 15.
активно участвовал в борьбе с союзным Наполеону австрий­ским корпусом К. Шварценберга и в преследовании отступав­ших французских войск.
В 1833 г. командование произвело реорганизацию армии, в ходе которой часть егерских полков была превращена в пехотные. Солдат 7-го Егерского полка влили в состав уже знакомого читателям Старо-Ингерманландского пехотного полка, численность которого в результате увеличилась до шести батальонов (четыре действующих и два резервных). В 1863 г. на основе одного из батальонов этого полка и был сформирован 93-й пехотный Иркутский полк. О егерском прошлом отныне напоминала только одна из полковых песен, сложенная ещё в начале XIX столетия:
Егерь ростом невелик, Мал, да дорог золотник.
Егерь мал,
Да удал!
На параде назади, А чуть драка — впереди,
Поскорей
Егерей.
Сестра — пуля, да штык — брат, И без пик, без копий, лат,
Наш брат рад
Хоть на ад»‘.
С началом Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. 93-й Иркутский полк был включён в состав 24-й пехотной дивизии, а та, в свою очередь, — в Дунайскую армию, которой командовал великий князь Николай Николаевич Старший. В ходе кампании иркутцы участвовали почти во всех крупных сражениях и не раз удостаивались благодарности командова­ния17. По окончании боевых действий полк был отправлен на квартиры в Финляндию, откуда и прибыл в 1892 г. в Псков. Здесь он занял казармы, которые прежде принадлежали 146-му Царицынскому полку, ушедшему в Ямбург. Иркутцам,
1(1 Там же. С. 9-10.
17 Полк особенно отличился при обороне перевала Шипка.
таким образом, достался настоящий военный городок, кото­рый, кроме солдатских казарм, включал корпуса с квартирами для офицеров, штаб, церковь, лазарет, обширный плац и три сада: Лазаретный, Командирский и Офицерский, именовав­шийся также Сосновым.
94-й пехотный Енисейский полк тоже имел «егерское» происхождение. Его непосредственным родоначальником считался 51-й Егерский полк, который был сформирован в июле 1813 г. из двух (резервного и запасного) батальонов 12-го Егерского полка и двух запасных батальонов Галицкого пехотного полка. Первыми местами его дислокации стали Севастополь и Симферополь. Однако очень скоро 51-му Егерскому полку пришлось покинуть благодатный Крым. В августе 1815 г. его переименовали в 8-й Егерский, а в январе 1818 г. направили на Кавказ, где включили в состав армии генерала А. П. Ермолова. Там егерям поручили строительство крепости Грозная, ставшей впоследствии городом Грозный.
Во время Русско-турецкой войны 1828—1829 гг. воины 8-го Егерского полка участвовали в боевых действиях на Кавказе, а в 1831 г. были переброшены в Польшу для подавления вспыхнувшего там восстания. В 1833 г. три батальона 8-го Егерского полка были присоединены к Ново-Ингерманландскому пехотному полку и приняли его имя. На протяжении 1830—40-х годов ново-ингерманландцы стояли в Белоруссии, но в 1856 г. из состава полка выделили 4-й резервный батальон, который отправился на квартиры в город Порхов Псковской губернии. Ещё семь лет спустя, в 1863 г., находясь на постое в Пскове, батальон был пополнен ново­бранцами и преобразован в 94-й пехотный Енисейский полк. В том же году новый полк участвовал в подавлении националь­ного восстания на территории Белоруссии. Первым его коман­диром стал заслуженный офицер А. И. Борман.
В начале существования 94-го пехотного полка его жиЗнь осложнялась многочисленными бытовыми неурядицами. В Пскове для него не нашлось подходящих казарм, и командо­вание по старинке разместило солдат в домах крестьян, проживавших недалеко от губернского центра. При этом поселяне должны были кормить определённых к ним на
постой воинов, а те, в свободное от службы время, помогать хозяевам в работе. Всё это, однако, никак не способствовало укреплению дисциплины.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Опубликовано 20 Сентябрь 2010 в рубрике Воинские части Псковского края

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • В решающем походе
  • Города Псковской губернии в названиях воинских частей
  • КРАСНЫЙ БАЛАХОВЕЦ


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.