В августе 1905 г. должность инспектора классов занял полковник Дмитрий Михайлович Левшин. Он имел весьма внушительное образование: окончил Александровское воен­ное училище, Академию Генерального штаба, Археологичес­кий Институт и Институт восточных языков. К сожалению, в Пскове Левшин прослужил недолго и уже в апреле 1906 г. был зачислен в запас по армейской пехоте. Впоследствии Дмитрий Михайлович вернулся к педагогической деятельно­сти, апосле Февральской революции 1917 г. даже руководил недолгое время 1-м кадетским корпусом в Петрограде264.
Седьмым по счёту инспектором классов стал полковник Михаил Михайлович Клингенберг265. Он происходил из семьи, имевшей давние военно-педагогические традиции: его дед, генерал-лейтенант Карл Клингенберг, в 1839—1849 гг. состо­ял Главным директором Пажеского и всех кадетских корпу­сов. Интересно также заметить, что на сестре Михаила Михайловича был женат Владимир Шильдер, занимавший в 1902—1905 гг. пост директора Псковского корпуса. Возмож­но, именно он и привлёк Клингенберга к службе в Пскове. Обучался новый инспектор в Пажеском корпусе и Академии Генерального штаба, служил офицером-воспитателем в Нико­лаевском корпусе, участвовал в Русско-японской войне, был ранен и награждён золотым оружием.
Главное управление военно-учебных заведений неоднок­ратно отмечало большие заслуги инспектора в организации преподавания в Псковском корпусе, и в частности во внедре­нии в программу химии. Высокой оценкой его заслуг стало и повышение по службе: в 1910 г. Клингенберга прикомандиро­вали к Главному управлению, а в 1911 г. назначили директо­ром Полтавского кадетского корпуса. На этом посту он встретил бурные события Октябрьской революции и Граж­данской войны. Один из воспитанников, Г. Хижняков, вспо­минал, что в 1919 г., когда жена какого-то местного комиссара попросила Михаила Михайловича о зачислении сына в кор­пус, тот насмешливо посоветовал ей направить мальчика в духовную семинарию. Вскоре после этого директора арес­товали, и, вероятно, дерзкий ответ обошёлся ему очень дорого266.
Последним инспектором классов в Псковском корпусе стал полковник Николай Александрович Воронов. Он обучал­ся в Павловском военном училище и Николаевской академии Генерального штаба, а на службу в Псков прибыл в 1901 г. и был сначала помощником инспектора. В 1906 г. Воронов занял должность инспектора классов Владикавказского кор­пуса, прослужил там четыре года, после чего в 1910 г. вернулся в Псковский корпус, но уже инспектором.
В целом следует заметить, что все инспектора классов имели, как того и требовало «Положение» 1886 г., высшее образование и значительный опыт педагогической службы. Об их профессионализме свидетельствует также успешная карьера после ухода из Псковского корпуса. М. В. Барсов стал директором Сибирского кадетского корпуса, Д. М. Левшин — 1-го, М. М. Клингенберг — Полтавского и т. д.
Для облегчения деятельности инспектора классов к нему назначался помощник. В качестве такового службу мог нести и штатский, и военный педагог, но непременно получивший высшее образование. В Псковском корпусе сменилось четыре помощника инспектора классов. Первым эту должность ис­полнял капитан Митрофан Дмитриевич Ушаков, который начинал службу ещё в гимназии и высшего образования как раз не имел: он окончил только Александровское военное училище. Впрочем, уже в 1886 г. Ушаков был назначен командиром роты, а помощником инспектора стал знакомый
266 Хижняков Г. Полтава — Владикавказ — Крым // Военная быль. 1974. № 8. С. 22.
читателям А. С. Равич-Щербо. В конце 1900 г., когда Равича-Щербо назначили инспектором, пост помощника перешёл к Н. А. Воронову, который занимал его до своего перевода во Владикавказ.
В августе 1906 г. вместо Воронова на должность помощ­ника инспектора назначили подполковника Александра Вик­торовича Крыжановского, окончившего Павловское военное училище и Военно-юридическую академию. Любопытно, что в отличие от своих предшественников он был местным уроженцем и принадлежал к дворянству Псковской губернии.
Должности ротных командиров в кадетском корпусе зани­мали «штаб- или обер-офицеры из лиц, окончивших курс в военных училищах или высших учебных заведениях и пре­имущественно такие, которые занимали уже должности офи­церов-воспитателей или успели обратить на себя внимание своей полезной деятельностью по военно-учебной части». Избирались ротные командиры директором, а утверждались в должности Главным начальником военно-учебных заведе­ний. При этом те из них, кто ранее служил офицером-воспитателем, утверждались «сразу по избрании», а осталь­ные «предварительно прикомандировывались на срок не более одного года»267.
В соответствии с «Положением» 1886 г. ротные команди­ры являлись «ближайшими помощниками директора корпуса по части воспитательной». Каждый из них не только возглав­лял одну из рот, но и должен был осуществлять «общее руководство деятельностью офицеров-воспитателей… без стеснения, однако, сих последних в подробностях воспита­тельной работы на каждом из порученных им кадет»268. Последняя оговорка не случайна, поскольку на практике действия ротных командиров нередко сковывали инициативу офицеров-воспитателей. Об этом свидетельствуют материалы заседаний Педагогического комитета Псковского кадетского корпуса, отразившие часто возникавшую ситуацию, когда ротный командир, не зная всех обстоятельств того или иного
267  Положение Военного совета о кадетских корпусах, высочайше утверж­дённое 14 февраля 1886 г. // ПСЗ. Собр. 3. Т. 6. СПб., 1888. С. 71.
268  Там же. С. 72.
проступка кадета, навязывал свою волю офицеру-воспитате­лю. Такое положение, впрочем, было свойственно всем кадет­ским корпусам. Офицер-воспитатель В. О. Тоз жаловался на страницах «Педагогического сборника»: «Ротные команди­ры, выдвинувшись, как клинья, между воспитателями и их питомцами, отодвинули первых от вторых»269. Упоминаются, конечно, в мемуарах сотрудников и выпускников различных корпусов и ротные командиры, действовавшие, как опытные руководители, внимательно прислушивавшиеся к мнению подчинённых. Особенно успешно действовали обычно те из них, кто сам служил офицером-воспитателем. Неслучайно руководство кадетских корпусов стремилось не ставить во главе роты офицеров, не имевших педагогического опыта.
С 1882 по 1917 гг. в Псковском кадетском корпусе служило 12 ротных командиров. Среди них были люди явно незаурядные, внесшие большой вклад в развитие заведения и даже культуры города в целом. В первую очередь следует назвать Фёдора Алексеевича Ушакова, талантливого педагога и краеведа270. Он родился в 1850 г., в семье потомственного дворянина Тамбовской губернии, обучался в Воронежской военной гимназии и Александровском военном училище, по окончании которого в 1870 г. был зачислен прапорщиком в б-й пехотный Либавский полк. В 1874—1878 гг. он занимал должность старшего адъютанта штаба Казанского военного округа, в 1880 г. поступил в Академию Генерального штаба, но полного курса не окончил. В 1881 г. Ф. А. Ушаков занял должность воспитателя в Псковской военной гимназии и шесть лет спустя стал командиром роты. В 1902 г. он вышел в отставку в чине генерал-майора.
По воспоминаниям воспитанников, Фёдор Алексеевич часто проводил с кадетами экскурсии и беседы, посвященные истории Пскова. С 1895 по 1902 гг. Ушаков состоял секре­тарём Псковского Археологического общества. Он вёл рас­копки на городище Камно, руководил ремонтом Поганкиных
269   Тоз  В.   О.   Из  заметок  офицера-воспитателя  //   Педагогический сборник. 1903. № 12   С. 581.
270   «Послужной список»  Ф.  А.  Ушакова см.:  ГАПО.  Ф.  Псковского кадетского корпуса. Ои. 1. Д. 67. Л. 185—189


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Опубликовано 21 Сентябрь 2010 в рубрике Обаяние мундира

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • Заключение
  • Псковский край — жемчужина России!
  • ПСКОВСКИЕ ГУБЕРНАТОРЫ: СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.