…Трактор шёл в очередной загон. Оставляя за собой жирные борозды чёрного пара, он сливался с землёй и чем дальше уходил от полевой дороги, тем становился всё меньше, пока не скрылся в низине, за небольшой излучиной. Поле было большое, оно занимало что-то около 35—40 гектаров. Весь этот огромный массив при­надлежал двум бригадам, его делила пополам неширо­кая тропа, но тракторист пахал в один загон сразу оба участка, ломая бывшие межколхозные границы, руковод­ствуясь одним бесспорным правилом, что укрупнение колхозов прежде всего проведено для того, чтобы лучше использовалась техника. И эту технику трактористы использовали весьма неплохо. Вместо 9—10 гектаров они вспахивали по 12—13 гектаров. Они выиграли эти три гектара на больших загонах, на уменьшении холостых заездов, на увеличении производительной работы машин. А ведь дело не только в использовании трактора на па-
хоте; вслед за ним пойдёт сеялка, а когда вырастут хлеба — и комбайн. Один большой загон перед севом даёт преимущества лучшего использования всех видов техники на протяжении всего сельскохозяйственного года.
Было бы весьма ошибочным со стороны руководите­лей машинно-тракторной станции полагать, что благо­приятные условия для механизации создаются сами по себе. Нет, их надо создавать, распахивая целину и унич­тожая кустарники, осушая низины и, где надо, раскор­чёвывая старые вырубки и убирая с полей камни. Надо так построить свою работу, чтобы из года в год увели­чивать количество трактороспособных земель и расши­рять эти земли так, чтобы машина работала на них о наибольшей производительностью, с наилучшим каче­ством, с наименьшим расходованием горючего. Что это так, достаточно убедительно продемонстрировал опыт машинной уборки льна летом этого года. Что получи­лось в ряде колхозов? Когда на поля этих колхозов, где ио договору должны были работать машины МТС, при­шли льнотеребилки и льнокомбайны оказалось, что лён настолько изобилует сорняками, что о нормальном ис­пользовании техники не может быть и речи. И тут воо­чию сами механизаторы убедились в том, что они не ис­пользовали всё своё влияние на колхозы, чтобы на льня­ных полях не было сорняков, они лишь обслуживали колхозы, но не были организаторами агротехнических мероприятий, повышения культуры земледелия.
…В Контору колхоза пришёл участковый агроном МТС Пётр Иванович Иванов. Ему надо договориться с правлением о молотьбе, рядовом севе озимых, вспашке зяби. Собственно говоря, много тут говорить не прихо­дится, всё сказано в договоре. Только надо установить, каков будет маршрут молотилки по колхозу, где в пер­вую очередь начнётся ,сев озимых. Всё делается просто, естественно и даже не верится, что ещё в прошлом году все эти вопросы вызывали споры, вели к недоразуме­ниям. Каждый колхоз старался получить молотилку по­раньше и задержать её подольше. Когда речь шШ о вы­делении колхозников в сквозную молотильйую бригаду, ю было весьма соблазнительно, чтобы ©т соседа в этой бригаде   людей    было   побольше,    а своих   поменьше.
Сколько приходилось бегать участковым — агрономам МТС, чтобы согласовать график маршрута тракторов н других машин! Сколько приходилось спорить с предсе­дателями Колхозов и просто даже мирить их между со­бой. У агронома едва-едва оставалось время, чтобы успеть забежать к трактористам, проверить качество вспашки, а что касается агрономической работы в кол­хозах, то до неё уже не доходили руки.
— Теперь на всё хватает время, — рассказывает Ива­нов. — Писание бумажек свелось к минимуму, нет преж­ней беготни из колхоза в колхоз, есть все возможности серьёзно заняться агрономической работой. Возьмите простой пример. В этом году я выделил семенники кле­вера в одном месте, а раньше приходилось выделять в 5—6 местах. Поди потом, уследи, как их убирают, как хранят, как вытирают? Весной этого года колхоз вы­нужден был купить семян клевера на 60 тысяч рублей. А сейчас я уверен, что клеверных семян будет столько, что и себя обеспечит колхоз, да ещё продаст на 60 тысяч. В этом году впервые мы провели массовое доопыле-ние озимых, и это дало нам серьёзную прибавку уро­жая. Я имею возможность присутствовать при подкорм­ке посевов, непосредственно наблюдать за правильно­стью высева, вникать в экономику колхоза. Я так скажу укрупнение артели создало все условия для того, чтобы МТС стала проводником самой передовой агронауки в колхозах.
Но все ли выводы сделала МТС и, в частности, Ост­ровская? Здесь ещё сильно даёт себя чувствовать тен­денция невмешательства машинно-тракторной станции во внутренние дела артели, нежелание вникать в глуби­ну экономический и хозяйственной жизни колхоза. МТС должна быть заинтересована не только в работе своих машин, но и тех,, которые имеются в колхозе. Тогда как же могли руководители Островской машинно-тракторной станции допустить, что жнейки не были подготовлены к началу уборки хлебов?
Конечно, вина в этом прежде всего правления колхо­за. Оно не призвало к порядку своего кузнеца, который не выполнял задания правления. Но и сама МТС не вме­шалась в это дело, она не была обеспокоена тем обстоятельством, что в колхозе не готовят машины к уборке хлебов.
В укрупнённых колхозах работа МТС должна строиться по-новому. Участковый агроном и участковый механик, бригадир тракторной бригады и трактористы ни в коем случае не могут пребывать в.роли наблюдате­лей, когда дело идёт об экономике колхоза, планирова­нии артельного производства, организационно-хозяй­ственном укреплении колхоза. Машинно-тракторная станция стремится дать своим тракторам как можно больше простора. Но почему её руководители не смотрят глубже, почему работники МТС не видят, что в той же «Красной звезде» ещё есть мелкие бригады, которые к тому же организованы не по-производственному, а тер­риториальному принципу. В одном колхозе по бригадам разная нагрузка на рабочую силу, на тягло, а из-за это­го правильная организация труда в бригаде подменяет­ся авральной взаимопомощью.
Чем, например, можно объяснить существование от­дельных бригад в деревне Бахарево и в деревне Гудово? Они расположены рядом, их поля примыкают вплотную Аруг к другу, сам по себе масштаб каждой бригады невелик. Почему в укрупнённом колхозе ещё не ликви­дированы пережитки прежних мелких колхозов и в больших границах объединённого хозяйства «Красной звезды» остались прежние мелкие бригады? Это произо­шло потому, что в основу организации бригады была положена не экономика колхоза, не производственная целесообразность, а деревня с её околицей.
Жизнь берёт своё. Нецелесообразность маленьких бригад стала очевидна, спустя пару месяцев после рлия-ния колхозов, и теперь дивятся, как это можно было до­пустить, что в таком колхозе, как «Красная звезда», двенадцать полеводческих бригад.
— Переборщили немножко, — говорят сами колхоз­ники. — Прежде всего надо слить бригады деревень Ба­харево и Гудово. Иначе никак нельзя. Ведь в Гудово зи­мой будет более ста коров, пятьдесят телят и двести овец. Откуда взять людей всё это стадо обслужить. Вот тут бахаревцы будут кстати…
Успех укрупнения был предрешён всей двадцатилет­ней историей колхозного хозяйства. Советский крестьянин
за двадцать лет изменил свою психологию, он обога­тился огромным опытом жизни в коллективном хозяй­стве и опытом руковдства этим хозяйством. По своему характеру, по всем своим навыкам советский крестьянин стал человеком большого государственного кругозора, таким человеком, который не представляет себя вне со­циалистического хозяйства.
Тот день, когда крестьянин вступил в колхоз, был поворотным днём в его судьбе. В тот день кончилась история власти земли над человеком и началась история власти человека над землёй. И в этой истории укрупне­ние колхозов будет новой страницей, страницей, которая войдёт в книгу коммунизма.
П. Шелест.


Страницы: 1 2 3 4

Опубликовано 22 Сентябрь 2010 в рубрике Путь к изобилию

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • Укрепление бригады
  • Молодость
  • Заметки об экономике объединённой артели


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.