Значительную роль в усилении Северо-Западной армии сыграл Талабс-кий отряд (в дальнейшем полк), формирование которого проходило на Та-лабских островах Псковского озера. Состоял он в основном из местных рыбаков и жителей прибрежных деревень, которые в течение считанных дней в конце ок-тября — начале ноября 1918 года обеспечили численность баталь­она в 400 че-ловек. Организатором и командиром Талабского отряда был Б.С.Пермикин — один из лучших офицеров Северо-Западной армии.
Во второй половине октября 1918 года вспыхнуло восстание на советской территории в Красногородском уезде Опочецкого уезда, недалеко от демар­кационной линии с немцами. Возглавил его участник Первой мировой войны, Георгиевский кавалер, уроженец деревни Келоборье сотник А.Д.Данилов. Собрав вокруг себя отряд из демобилизованных солдат и недовольных властя­ми крестьян, он прорвался с ним к г. Острову, где соединился со 2-м Остро­вским полком Псковского добровольческого корпуса. В дальнейшем на базе партизанского отряда Данилова был сформирован 12-й Темницкий грена­дерский полк, принимавший участие в походах белой армии на Петроград.
Добровольческому корпусу существенную помощь оказывали и псковс­кие купцы. Они активно участвовали в работе комиссий, созданных для со­действия организации белых частей. С приходом Красной Армии в Псков 25 но­ября 1918 г. многие из тех, кто по тем или иным причинам не ушел с белыми, были арестованы и расстреляны. Так, в одном из «расстрельных» списков, опуб­ликованном в газете «Псковский набат» в декабре 1918 года, первым значил­ся почетный гражданин города, псковский купец, старообрядец П.Д.Батов. Среди расстрелянных был также купец С.Ф. Плюшкин, младший сын извест­ного собирателя древностей Федора Плюшкина. В тех же «расстрельных» списках числились бывший управляющий Псковской казенной палаты Э. А. Брок; сын генерал-майора А.Тюнегова, члена Псковского археологического обще­ства, — С. А.Тюнегов; потомственный дворянин, бывший помещик, кандидат права Л. Б. Крейтер.
Застенки Псковской ЧК, находившейся на Архангельской улице и камеры тюрьмы на Губернаторской улице были переполнены арестованными. Четыре месяца безвинно просидел в заключении псковский купец, отец поэта Б.К. Се­менова — К.И.Семенов; за это время чекисты полностью разграбили его склад, находившийся на Гоголевской улице. Едва не поплатился жизнью известный исследователь Пскова Н.Ф.Окулич-Казарин только за то, что носил старую генеральскую шинель. Лишь благодаря своей жене избежал верной смерти директор Псковского сельхозучилища, глава псковского Красного Креста Я.М.Шаховской — ей удалось подкупить одного из чекистов. Их сын Кон­стантин, будущий протоиерей К.Я.Шаховской, чтобы узнать, жив ли отец, каждую ночь забирался на стену тюремной ограды и смотрел, как пригово­ренные офицеры с выбитыми из ключиц руками (чтобы не сопротивлялись) шли на расстрел с пением «Святый Боже» (из публикаций настоятеля Любя-товского Свято-Никольского храма, протоиерея Владимира Попова). В той же губернской тюрьме, в одной из ее камер, умер во время следствия по подозрению в «сочувствии Белому движению» бывший командир батальо­на 94-го Енисейского полка, герой Первой мировой войны, полковник В. А,-Бранденбург. Последнее время, уже будучи тяжело больным, он вынужден был продавать мороженое на улицах Пскова.
По некоторым данным, в течение полугода до мая 1919 года, когда бе­лая армия снова вернулась в Псков, псковские чекисты арестовали около полутора тысяч человек, из которых около 300 были расстреляны. Однако, вероятнее всего, эти цифры значительно занижены.
Вынесение смертных приговоров, как правило, производилось без ссылок на какой-либо закон и часто на основании всего лишь чьих-то письменных заяв-
лений, а то и вовсе только «по подозрению в причастности к белогвардейству». Так например, 20-летний пскович Д. Герасимов после очень короткого допроса был приговорен к расстрелу за то, что он несколько дней только числился ря­довым одной из белых частей. Присяжный поверенный Э.Пузуль был расстре­лян в феврале 1919 года по той причине, что, будучи в командировке в Печо-рах, советовал местным жителям усилить охрану города от возможного по­грома со стороны крестьян. Псковский парикмахер А.Суворов получил смерт­ный приговор за то, что два дня состоял мелким чиновником экономического бюро белой армии. 18-летний житель Карамышева П.Яковлев был расстрелян по приговору ЧК со странной формулировкой «за способствование поступле­нию в белую гвардию». Работавшего перевозчиком через реку Великую А.Фе­дорова осудили на общественно-принудительные работы до конца гражданс­кой войны по той причине, что он не смог предъявить документа красноармей­скому патрулю.
Вот еще несколько человек из «расстрельных списков». М.Ефимов, кресть­янин, арестован по подозрению в причастности к белой армии, хотя он это и отрицал, расстрелян. А.Панкуль из Карамышева обвинен в «сочувствии белой гвардии», расстрелян. Н.Преображенский из Острова служил несколько недель в хозяйственной части подразделения белой армии. Добровольно явился в ЧК, расстрелян. С.Радкевич служил делопроизводителем в СЗА, расстрелян. В.Афа­насьев, работал суфлером в театре г. Острова, арестован «по подозрению», рас­стрелян. А.Байков, парикмахер из Пскова, арестован «по подозрению», осужден до конца Гражданской войны. Н.Вербицкий, служил переводчиком у немцев, расстрелян. Д.Голынский — управляющий Псковским банком, расстрелян. Ф.Гро­мов — крестьянин, служил в белой армии одну неделю, расстрелян.
«Уничтожали всех «причастных к белогвардейской работе» от владельцев гостиниц, где жили офицеры, до рабочих мастерских, обслуживавших армию» -пишет Валерий Шамбаров в своей книге «Белогвардейщина», и с этим нельзя не согласиться. Следует признать, что этот период — с ноября 1918 по май 1919 г. -был не менее мрачным и трагичным для Пскова, чем дальнейшее трехмесячное пребывание в нем «батьки» С.Н.Булак-Балаховича.
При отступлении из Пскова в Эстонию Добровольческого корпуса, позднее преобразованного в Северный корпус, затем в Северную армию, ас июля 1919 г. — в Северо-Западную армию, с белыми ушло немало псковичей, уроженцев губер­нии. В составе русских белых полков они воевали вначале на территории Эсто­нии, потом, с весны 1919-го, на территории Петроградской и Псковской губер­ний, осенью участвовали в наступлении армии генерала Н.Н.Юденича на Пет­роград. После поражения белой армии отходили со своими частями за реку Наро-ву в Эстонию, где их разоружали, помещали в лагеря, гнали на принудительные работы, на торфяники, в сланцевые шахты. Многие, умершие от ранений и тифа, нашли упокоение в общих воинских захоронениях под Нарвой, в Копли, Ревеле, Юрьеве, Пярну. Значительная часть бывших северозападников по­том переправилась в Польшу и в составе русских армий участвовала в боях
против Красной Армии. Трудно сказать, сколько всего жителей Псковской губернии было вовлечено в Белое движение, но, судя по всему, очень нема­ло. К примеру, осенью 19-го года только из Гдовского уезда с частями СЗА отступили в Эстонию не менее 10 тыс. мирных жителей.

Тут. О машинах и авто на сайте https://automobile-zip.ru/ читайте. Пока.


Страницы: 1 2 3 4 5

Опубликовано 21 Сентябрь 2010 в рубрике На рубежах России

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • ЛИТЕРАТУРА
  • В решающем походе
  • «СИЕ ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК…»


  • Новое на сайте:

  • Крем Сустарад: для суставов он станет как целебное зелье
  • Калькутта красочная
  • Сочиняшка: сайт где есть всё для любителей литературы и не только
  • Девушки по вызову: почему не стоит пользоваться их услугами?
  • Троицкий собор во Пскове