С востока, от Старой Руссы, вели наступление вой­ска Второго Прибалтийского фронта: 182~я стрелковая дивизия, 23-я гвардейская стрелковая дивизия, 137-я отдельная стрелковая бригада, 37 и 239-й танковые пол­ки Первой Ударной армии. Этим частям предстояло сы-
грать основную роль в освобождении города Дно.
Непосредственные бои за овладение важным же­лезнодорожным перекре­стком начались 22 февра­ля. На рассвете, после мощной артиллерийской подготовки, наши войска овладели несколькими опорными пунктами про­тивника и продолжали движение вдоль железной дороги Старая Русса — Дно. Однако у деревни и разъезда Каменка у гит­леровцев были заранее подготовлены удобные оборонительные позиции, и здесь противнику уда­лось приостановить про­движение советских вои­нов. На наших бойцов обрушился шквал артиллерийско-минометного огня.
Утром 23 февраля наступающие полки перегруппи­ровали силы, провели рекогносцировку, уничтожили огневые позиции гитлеровцев. Атака, начавшаяся в 14.00, увенчалась успехом, враг был выбит из укрепле­ний. Танковый десант захватил деревню Каменка.
Тяжелые бои развернулись в районе Дно-третье, у Филиппкова. Железнодорожные насыпи, которыми при­крывался враг, стали серьезным препятствием для наших бойцов. Фашистские пулеметы не давали поднять головы   наступающим   цепям,  и   советские   пехотинцы
залегли, а кое-где и попятились. Окопаться было невоз­можно: тридцатиградусные морозы сковали землю, и саперные лопатки не брали ее. Небольшие брустверы из снега, которые возводили бойцы, были плохой за­щитой от пуль. Орудия гитлеровцев и танки, закопан­ные в землю, расстреливали наших танкистов — то тут, то там загорались «тридцатьчетверки». Росли потери.
При тридцатиградусном морозе бойцов нельзя бы­ло оставлять в снежных окопчиках, и советское коман­дование приняло решение штурмовать укрепления ночью. Дополнительно было уточнено взаимодействие частей. В боевые порядки подвезли горячую пищу и боеприпасы. В тот день была годовщина Советской Армии, и политработники использовали этот факт для агитации. Прямо в снежных окопчиках шел прием в партию…
Штурм города начался в 23.00. Это было полной не­ожиданностью для фашистов. С большим запозданием они открыли артиллерийский заградительный огонь. К этому моменту танковый десант 137-й отдельной стрел­ковой бригады прорвался в район паровозного депо, уже взорванного гитлеровцами. Завязались уличные бои. С севера, сбивая вражеские заслоны, подходили тан­кисты и пехотинцы частей Ленинградского фронта. На рассвете, преследуя отступавшего врага, наши части вышли на южную и западную окраины догоравшего го­рода.
…Рано утром 24 февраля разведка передовых со­ветских частей подошла к одной из самых западных дновских деревень — Карельской Шилинке. Собствен­но, деревни не было. Растянувшись от железной дороги Дно — Порхов на целый километр к северу, в два ряда стояли обгоревшие русские печи. Их было около ста. Из двух или трех шел дымок.    Прямо на морозе у пе-
чей стояли женщины и готовили какую-то еду. Не­сколько семей не ушли в лес, а переждали пожар и по­селились в землянках.
Часть разведчиков направилась к одной из топящих­ся печей, а несколько человек выдвинулись вперед, за второй ряд труб. Молодой солдат взошел на невысо­кий холм. Он не заметил, что стоит на крыше запоро­шенной февральской метелью землянки, в которой спа» ли люди. Солдат смотрел на запад. А за его спиной ле­жала заснеженная равнина, на которой стояли трубы 134 дновских деревень, сожженных оккупантами, и раз­валины города. В той стороне, багровое от морозной дымки и дыма пожарищ, вставало солнце…
Через несколько часов Совинформбюро сообщило об освобождении города и крупного железнодорожного узла Дно. 24 февраля в 21.00 столица нашей страны Москва залпами из 124 орудий салютовала доблестным войскам, освобождавшим город.
А 26 февраля были изданы два приказа Верховного Главнокомандующего, которыми соединениям и частям, отличившимся при освобождении Дно, присваивались наименования «Дновских». В приказах были названы: 23-я гвардейская стрелковая дивизия, 182-я стрелковая дивизия, 137″я отдельная стрелковая бригада, 37 и 239-й танковые полки Второго Прибалтийского фрон­та; 288-я стрелковая дивизия, 16-я отдельная танковая Краснознаменная бригада, 499-й армейский миномет­ный полк, 823-й отдельный разведывательный артил­лерийский дивизион и 539-й отдельный моторизован­ный  инженерный батальон Ленинградского  фронта.
В тот же день был издан Указ Президиума Верхов­ного Совета СССР о награждении орденами Красного Знамени 194-го армейского минометного полка и 135-го отдельного моторизованного инженерного ба­тальона.
Война откатилась на запад. Название Дновский «крест» ушло из донесений партизан и разведчиков. Война продолжалась, но Дновский район был освобож­ден и приступал к мирной жизни.


Страницы: 1 2 3 4 5

Опубликовано 22 Сентябрь 2010 в рубрике Город Дно

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ КОЛОННЫ ОСОБОГО РЕЗЕРВА
  • ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКИ ПСКОВЩИНЫ В ДНИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 гг.
  • ПЕРЕКРЕСТОК ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.