124  Возмущённый Константин Константинович записал в своём дневнике: «Это ли не хуже всякого пресловутого массового беспорядка, которого так было принято бояться перед моим вступлением в должность.   Это ли  не гаже беспорядка, происшедшего в марте или феврале в Александровском училище» (ГАРФ. Ф. 660. Оп. 1. Д. 49. Л. 43).
125  РГВИА. Ф. 672. Оп. 1. Д. 147. Л. 179-180.
126  Джульчи Г. О человеческом достоинстве // Педагогический сборник. 1901. № 9. С. 210.
Требование глубже вникать во внутреннюю жизнь детско­го коллектива с особенной настоятельностью стало высказы­ваться после того, как пост Главного начальника военно-учебных заведений в 1900 г. занял великий князь Константин Константинович. Талантливый драматург и поэт, писавший под псевдонимом «К. Р.», он искренне интересовался педаго­гикой, глубоко и серьёзно относился к своим обязанностям, всегда старался действовать гуманно, с уважением к личности ребёнка. При знакомстве с дневниками Константина Констан­тиновича поражает тот факт, что великий князь помнил в лицо и по именам многие сотни кадет, с которыми встречался во время поездок по заведениям. Даже по прошествии несколь­ких лет, когда воспитанники были уже взрослыми офицерами, он с лёгкостью называл их детские прозвища, вспоминал какие-то обстоятельства давних встреч. Обучавшийся в Пол­тавском кадетском корпусе М. Шереметев так вспоминал о великом князе: «Его характерной особенностью было то, что он из всего умел создать интерес, и разговор возле него не умолкал. В этом его внимании к каждому из своих собесед­ников, как бы таковой ни был мал, заключалась значительная доля его обаятельности. Президент Академии Наук, он с полным вниманием мог вести разговор о резиновых мячах, о свойстве рогатки, о лучшем способе плавания и т. д.»127.
Дочь великого князя Вера Константиновна с гордостью замечала в своих мемуарах: «Все знают, как искренно любил он своих питомцев, как близко входил в их радости и горести… Можно было бы составить целый том кадетских воспомина­ний об отце моём»128. В таком томе немалое место заняли бы и мемуары псковских кадет, которые очень любили великого князя, даже благоговели перед ним. Характерно также, что, при всей своей мягкости, Константин Константинович остал­ся глух ко всем просьбам Боголюбова об оставлении на должности: интересы детей стояли для него выше интересов нерадивого генерала.
127  Шереметев М. Великий князь в Полтаве // Военная быль. 1954. № 10. С. 4.
128  Великая княжна Вера Константиновна. Воспоминания о великом князе Константине Константиновиче // Кадетская перекличка. 1972. № 2. С. 10.
Многие военные педагоги начала XX в. предлагали пути того, как можно трансформировать цук и поставить его на службу воспитанию. В различных корпусах существовала, например, практика назначения лучших кадет старшего воз­раста в роты к младшим. При посещении Псковского корпуса в 1902 г. Константин Константинович отметил в своём днев­нике: «…с начала учебного года в 3-ю роту были назначены кадеты 7-го классаТимашев, Баханов, Витковский и Герман. Последнего я видел в кадетском лагере, где ему поручили маленьких, прозвавших его дядей Германом. Герман и фами­лия его и имя»129.
В Псковском кадетском корпусе для руководства младши­ми кадетами назначали учеников не только 7-го, но даже 5-го класса. Это вызвало недовольство Константина Константино­вича, писавшего в дневнике: «Не только в V, но даже в VI классе кадеты, по-моему, недозрели до руководства младши­ми»130. Тем не менее в целом предпринятые Педагогическим комитетом Псковского корпуса меры но сплочению воспитан­ников разного возраста имели успех, что и отметил Констан­тин Константинович во время посещения заведения в 1907 г.
Окончивший Псковский корпус в 1913 г. А. В. Булгаков вспоминал: «Лёгкий цук существовал только во 2-й роте и был вполне осмысленным, так как приучал кадет к вежливости по отношению к старшим. Если какой-либо кадет позволял себе известную вольность или запанибратство по отношению к старшему его по возрасту, то после обеда, с разрешения дежурного офицера (курсив мой. — А. М.), кадет V класса играл на корнете сбор… тогда дежурный по роте вызывал провинившегося в «музыкалку», и, отрапортовав о своём прибытии, виновный выслушивал обвинительный акт, после чего подвергался в зависимости от проступка соответствую­щему взысканию»131. Описанный ритуал напоминает товари­щеский суд и явно не имеет ничего общего с теми дикими проявлениями цука, что были в 1901 г.
129  ГАРФ. Ф. 660. Ои. 1. Д. 49. Л. 44.
130 Там же.
131  Булгаков А. В. Материалы для истории Псковского кадетского корпуса // Досуг кадета-псковича. Париж, 1957. С. 21.
Следует ещё раз подчеркнуть, что военные педагоги, отдавая много сил трансформации цука и его использованию в воспитательных целях, почти никогда не выступали за полное искоренение подобных традиций. Это было связано не только с тем, что цук, по мнению многих наставников, способствовал развитию воинского чинопочитания, но и с тем, что он не без основания считался неотъемлемой чертой интерната вообще. Предложения отказаться от интернатной системы воспитания или хотя бы увеличить численность приходящих учеников, исходившие в основном от гражданс­ких педагогов либеральной ориентации, большинство служив­ших в военной школе специалистов решительно отвергало. Свою позицию они подкрепляли как доводами экономическо­го характера (важной целью кадетских корпусов было изба­вить малообеспеченных офицеров от забот, связанных с воспитанием детей), так и педагогическими резонами. «Толь­ко живя в интернате, — отмечалось в одной из статей, помещённых в «Педагогическом сборнике», — живя общей жизнью с себе подобными, человек понимает и чувствует, что идеи правды, добра, справедливости и чувства взаимоуваже­ния, уступчивости, благодушия и любви не есть что-то отвлечённое, о чём ему болтают на уроках русского языка и истории»132.
Противопоставление гимназиста (реже — реалиста), вос­питанного в сибаритской семейной обстановке, подверженно­го влиянию «вредных» идей и вследствие этого тщеславного, эгоистичного, прямодушному и честному кадету весьма ха­рактерно как для трудов некоторых военных педагогов, так и для мемуаров воспитанников корпусов. Кадет Псковского корпуса, укрывшийся за инициалами Н. Ф., в автобиографи­ческом романе «Лишённые юности», характеризуя одного из наиболее отталкивающих героев, чекиста Алексея, подчёрки­вает, что он учился в гимназии и никогда ни в чём не нуждался. «Богатые родители Алексея, — поясняет автор, — от скуки и безделья бесились с жиру. Лазили по праздникам в народ, воображали, что от пикников в деревне народ примет их за
132 М-й Н. К вопросу о задачах наших кадетских корпусов // Педагоги­ческий сборник. 1906. № 3. С. 262.
своих. Подчёркнуто хамили в отношении религии, плевали на своё отечество… и рос Алёша у этих «передовых» родителей однобоко развитым существом, цивилизован до предела, культурности ни на грош»133.
Важнейшим проявлением товарищества в сознании боль­шинства кадет была взаимопомощь. Она включала, однако, и поступки весьма предосудительные с педагогической точки зрения: сокрытие проступков товарищей, подсказывание, списывание. Два последних нарушения, судя по печатавшим­ся в «Педагогическом сборнике» материалам, были очень распространены во всех корпусах. Так, автор статьи «Обман в школе» писал в 1907 г.: «Существовало своеобразное арго для выражения одной идеи надувания: «скатать», «сдуть», «сошпаргалить» — значило списать. Ввиду того, что обманы-вание не считалось позорным, а было наоборот своего рода молодчество, ибо требовало немалого риска (могли «скатать» балл с поведения), а также смышлёности… лучшим надувате-лями являлись не бездарности»134.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Опубликовано 21 Сентябрь 2010 в рубрике Обаяние мундира

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • Заключение
  • Последние годы Псковского кадетского корпуса
  • Псковский край — жемчужина России!


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.