Чем сложнее объект исследования, тем более гибкой и мяг­кой должна быть методика этого исследования. А общество — очень сложный объект изучения. Поэтому при его районировании необходимы специальные приемы, которые придали бы методическим процедурам большую мягкость.
С одним из таких приемов, получившим название метод «плавающих признаков», мы уже познакомились. В экономиче­ском районировании используется определенный набор заранее обусловленных признаков. В районировании общества такие признаки заранее задать нельзя. Создавать единый большой список признаков даже и не нужно, так как иногда границу
района можно провести лишь по 1-2 признакам, эти же признаки в других случаях могут оказаться неиспользуемыми совсем.
И все же можно определить виды рубежей, на которые опирается сетка историко-культурных районов Псковской обла­сти. Во-первых, это природные границы. Они вычленяют в сетке районов Лужскую, Судомскую, Бежаницкую возвышенно­сти^ Полистовскую и Ловатскую низменности и им подобные.
Во-вторых, это административные и политические границы. Наиболее устойчивые из них создавали в прошлом довольно су­щественные этнокультурные барьеры. Например, граница Ви­тебской и Псковской губерний была одновременно этническим рубежом между великороссами и белорусами. Даже после лик­видации административной границы и стирания этнических различий давний рубеж какое-то время разделял два куль­турных мира: к северу жили скобари, к югу — поляки и кацапы (в память о польско-литовском господстве на протяжении не­скольких веков). Со временем эти этнокультурные рубежи стирались. А значит, чем ближе к нашему времени и чем дольше существовали административно-политические границы, тем вы­ше вероятность сохранения связанных с ними этнокультурных различий.
Второй прием общественного районирования следует из от­каза от «принципа матрешки», то есть кратности сеток районов и подрайонов^ Традиционное экономическое районирование всегда следовало «принципу матрешки».
Каждый район состоит из нескольких подрайонов, последние делятся еще на несколько микрорайонов и так далее. На каждой более высокой сту­пеньке иерархии обязательно происходит «вложение» малых районов в боль­шие.
Между тем районирование общества вовсе не следует «принципу матрешки».
Если поставить задачу разделить одну территорию сначала на пять час­тей, а затем, независимо от предыдущего решения, на 20 или более частей, то дробные части отнюдь не уложатся, словно матрешки, в более крупные: напротив, дробная сетка во многих местах будет рассекать границы более крупной сетки.
В некоторое противоречие входят районы, выделенные по принципу однородности (например, по природным признакам) и по принципу функционального единства (по сфере влияния микроцентров; такие районы называют «узловыми»). Так например, единые по первому принципу Судомская и Бежаниц-кая возвышенности оказываются разделенными на две части, ес­ли следовать второму принципу. Чтобы в районной сетке сохранить их единство и одновременно подчеркнуть различия их частей, «обращенных» к разным центрам, мы последуем отказу от «принципа матрешки». Функционально ие связанные части Судомской, Бежаницкой возвышенностей, восточных заболо­ченных низменностей, Псковско-Чудского приозерья (Обо-зерья) мы объединим, назвав эти однородные по природному признаку образования межрайонными.
Одно из таких межрайонных образований, входящее сразу в три района, ие связано напрямую с природной спецификой, — это Псковско-Чудское приозерье (Обозерье). Положение этих территорий на побережье Псковско-Чудского водоема само по себе ие является районообразующим фактором. Главным признаком служит профессиональная деятельность проживаю­щих здесь людей. Рыболовство является частью образа жизни бережчан (жителей побережья), определяя их культурное свое­образие по сравнению с жителями внутренних сельскохозяйст­венных районов.
Часто оказывается, что городские поселения, находясь в од­ном районе, являются центрами («столицами») соседнего района. Такие города и поселки называют межрайонными и внерайонными. Это или центры обслуживания, или центры под­готовки кадров, поставки рабочей силы вообще, или места заво­за продукции, например, сельскохозяйственного сырья, из со­седнего района. Примером такого межрайонного города на Псковщине является Гдов — центр внутреннего сельскохозяйст­венного района (Гдовщины), одновременно вобравший в себя всю специфику Псковско-Чудского приозерья.
Подобное же явление можно встретить и на более высоких ступеньках иерархии общественных районов. Например, Санкт-Петербург — город одновременно Северной и Центральной Рос­сии.
С одной стороны Санкт-Петербург относится к Центру России как вторая ее столица, связанная непосредственно с центром ее европейской части. С
другой стороны, город на Неве является аванпортом, морскими воротами осво­ения Арктики, где находятся важнейшие научные учреждения и музеи по ос­воению Севера. Город имеет тесные контакты с более северными территориями: Карелией, Кольским полуостровом и другими. Санкт-Пе­тербург является северным городом для москвичей и частью Центральной России — для северян. Его можно охарактеризовать как анклав Центральной России, ставший ее «филиалом» на севере европейской части, к тому же обращенный «лицом» к Западной Европе.
В последнем примере мы вышли на вопрос об уровнях иерархии общественных районов. Как и процедура обществен­ного районирования, иерархия районов должна быть достаточно гибкой. Нужно, чтобы в иерархических уровнях общественных районов нашлось место для территориальных общностей людей разных масштабов и их переходных состояний.
На каждой ступени иерархии районов отдаются приоритеты разным признакам общества. На уровне страны самые крупные единицы — макрорегионы, выделенные на основе макрокуль-турных различий.
Сюда относится и другой выговор в речи, и другие привычки, интересы, проблемы. Также учитывается региональное самосознание граждан, проявляющееся в отожде­ствлении граждан с определенной территориальной общностью и противопоставлении себя членам других общностей. В России, например, можно говорить о существовании таких макрорегионов как Север, Центр и Юг Европейской России, Урал и другие.
Вторая ступень общественного районирования — макрорай­оны, выделяемые на основе экономических связей. Макро­районы в какой-то мере соответствуют привычным для нас эко­номическим районам: Северному, Северо-Западному, Цент­ральному и так далее.
Третий уровень — мезорайоны, соответствующие сферам влияния больших городов. Их может быть несколько даже в пределах одной области. Например, в Псковской области можно выделить два мезорайона: Северный (в сфере влияния Пскова) и Южный (зона тяготения Великих Лук).
Следующие ступени иерархии общественных районов — подрайоны трех уровней: высшего, среднего и низшего. Низшая ступень районирования — микрорайоны. В случае отсутствия у
микрорайона   ядра,   низкой  плотности  населения  или  дис­персного расселения его подменяет ареал.
На уровне Псковской области можно говорить лишь о не­скольких низших ступенях иерархии общественных районов. Поэтому для облегчения работы с сеткой общественных районов, мы сведем их к двум основным уровням, повысив для удобства их ранг. Основные уровни иерархии обозначим как районы. За самыми низкими ступенями общественных районов сохраним их название: микрорайоны и ареалы. Высшую ступень общественного районирования в пределах области назовем регионом. В Псковской области соответственно выделяется два региона: Псковский Север и Великолукский Юг.


Опубликовано 18 Сентябрь 2010 в рубрике Биография Псковщины

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ РАЙОНЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
  • Сельско-хозяйственные районы губернии.
  • ГРАНИЦЫ — БАРЬЕРЫ ИЛИ ЗОНЫ КОНТАКТОВ?


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.