Уже в самом начале псковской истории, когда г. Псков был лишь простым военным пикетом, выдвинутым Новгородом против приморской Чуди, он пользовался некоторой автономией, своим собственным вечем, как вообще все новгородские пригороды. Политико-административная надстройка ПсковаНо круг ведения псковского веча был тогда очень узок, он касался только второстепенных дел. Факти­чески вся власть была в руках Новгорода, который начинал войну, заклю­чал мир, назначал главных сановников города и т. д. Правда, уже в 1136 году псковичи не подчинились Новгороду, но такие случаи были редки. Обыкновенно они легко подчинялись новгородскому решению, говоря: „Как старшие сдумают, на том и пригороды станут». Так это, очевидно, продолжалось до измены Твердилы Иванковича, когда Псков ясно уви­дел, что с Новгородом ему не по пути, хотя сразу не мог от него отло­житься. К тому времени уже выработались основные контуры политико-административного аппарата, который, многим разнился от новгородского. Власть во Пскове делилась на четыре вида: 1) верховная законо­дательная власть—вече, 2) выборная исполнительная власть—посадников 4 и др. чиновников, 3) приглашенная или нанятая военная власть—князья и 4) власть новгородского архиерея.
1) Вече. Общегородское собрание бояр, купцов, своеземцев и духо­венства называлось вечем. Оно ведет свое начало с глубокой древности. Оно являлось высшим государственным органом и юридически обладало-всей полнотой власти. Правда, до 1209 г. в Новгороде и Пскове власть веча оспаривалась князем, главнокомандующим наемным войском, но вече блистательно одержало верх. Вечу принадлежала власть законодательная. Псковская Судная Грамота составлена „всем Псковом на вече». В ней говорится между прочим: „а которой строке пошлинной грамоты нет, и посадником довести господину IIcKQBy на вече да ту строку написать. А котора строка нелюба будет господину Пскову, ино ту строку вольно-выписать вон из грамоты». В 1469 году вече утвердило законы для цер­кви и духовенства. Никто, кроме веча,   не  имел права  издавать   законы.
В 1484 году князь Ярослав с партией бояр написали новый закон без ведома веча, но за то были наказаны. Право начинать войну и заключать мир тоже принадлежало исключительно вечу. Иностранные послы выкладывали свои поручения непосредственно вечу. Вече снаряжала также послов в сосед­ние государства. Вече распоряжалось так же финансами государства, наз­начая налоги и вводя новую монету, утверждая тот или другой расход на укрепление города или постройку общественных зданий, оно жаловало-так же земли, привилегии, разрешало или не разрешало строить города, регулировало торговлю, издавало законы о правильности мер. Назначение высших чиновников тоже всецело принадлежало вечу. Князь, посадник и др. назначались им и должны были приносить клятву на верность. Про­винившихся же оно сменяло или выгоняло своей властью. Высшие судеб­ные функции тоже исполнялись вечем. В 1484 г. оно присудило к смерт­ной казни и конфискации имущества провинившихся и убежавших в-Москву посадников, за крупные или политические преступления, угро­жающие целости всего государства, как то измену, подлог, кражу казен­ного или охраняемого государством добра, волхвование и др. виновный тоже судился вечем. Правда, был кроме того еще и высший суд.
Кроме общегородского веча в концах (кварталах) й улицах собира-* лись кончанские и уличанские веча, которые обсуждали свои домашние дела. По всем вероятиям и в каждом пригороде собиралось свое вече.
Русские историки еще не так давно были разных мнений о действи­тельной власти псковского (и новгородского) веча. Некоторые считали его действительно полновластным хозяином страны, а другие отрицали за ним всякую фактическую власть. Ныне этот вопрос стал более ясным Про новгородское вече уже можно с полной действительностью сказать, что оно было игрушкой в руках небольшой кучки олигархов, купцов и ростовщиков, которые совещались в государственном совете и, благодаря своей финансовой мощи, держали в руках большинство членов веча. Но-Псков не был так явно аристократичен, в нем не было столь богатых людей, как в Новгороде, но из этого еще не следует, что Псковское вече было действительно демократичным, совершенно чуждым олигархов. Ку­печеский класс, главным образом, его верхи, должно полагать, были пол­ными хозяевами на вече, хотя они умели с ним ладить и не доводить дела’ до открытого скандала. Проф. Н. А. Рожков говорит про купцов и бояр, что они одни имели административный и дипломатический опыт, имели собственную стройную организацию и большой вес в экономике города и деревни, все это позволяло им, если и не открыто, то при по­мощи интриг всегда провести свою волю на вече.
Где во Пскове собиралось вече, к сожалению, мы не знаем. Преда­ние говорит, что в Довмонтовом городе, но во всяком случае недалеко от Троицкого собора, на звоннице которого висел вечевой колокол, так называемый Еореунский вечник. Его звоном народ собирали на вече, но кроме того по концам и улицам высылали особых глашатаев. На вече­вой площади стоял помост, на котором  сидел председатель,   обыкновенно
посадник, с которого говорили ораторы. Посадник открывал вече и докла­дывал дела к решению. Высказаться мог всякий. Принятые постановле­ния записывались государственным секретарем, „городским дьяком», кото­рый имел свою канцелярию в сенях Троицкого собора, и прикладывалась к ним печать со рсковским гербом (леопард). Документы хранились в „Троицком ларе» под надзором особого ларника, т.-е. архивариуса и коди­фикатора. Отмененные законы вынимались из ларя и на вече торже­ственно разрывались.
2) Князь. Власть князя в северо-западных русских республиках раз­вилась совершенно иначе, чем в Суздали или в Москве. Здесь князь сна-чало был тем, чем он когда-то был в Киеве —верховным военоначальником и судьей, удовлетворяя двум основным потребностям своего времени — внешней защите и внутренней справедливости. За свою службу он полу­чал земельные угодья и судебные пошлины, которыми кормился сам и кормил свою дружину.
Как главнокомандующий и верховный судья он отчитывался пред вечем. Город нуждался в князе и после смерти или от’езда прежнего князя всегда спешно приглашал нового. В случае, если князь не ладил с вечем, последнее могло его выгнать, хотя фактически здесь играло боль­шое значение соотношение сил. В Киевской я Московской Руси по тра­диции князем мог быть только потомок Рюрика, но в Новгороде и Пскове эта традиция не всегда соблюдалась.
В Новгороде князь после революции 1209 года стал простым началь­ником наемного войска, даже судебные его функции были сокращены.
Во Пскове княжеская власть развивалась с некоторыми особенностями. В ней можно отличить 5 моментов.
1)  В начале летописной истории Псков не имел собственных князей, их назначал Новгород, и они сидели во Пскове лишь   как агенты новго­родского князя. Были эпохи, когда Псков обходился вовсе без князя.
2)  Второй момент характеризуется самостоятельным  (помимо Новго­рода) приглашением князей.   Псков стал  проявлять   большую   самостоя­тельность, давая приют князьям даже заклейменных  гневом   московского князя и ордынского хана  Раз Псков был отлучен   от церкви  за   то,  что пригласил князя, неугодвого Новгороду и Москве.


Страницы: 1 2 3

Опубликовано 22 Сентябрь 2010 в рубрике Хозяйство псковской губернии

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • Социальные слои.
  • ПСКОВСКИЕ ПРИГОРОДЫ. ОСТРОВ
  • ИСТОРИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ НА ПСКОВЩИНЕ


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.