Около двенадцати тысяч лет назад отступавшие на се­вер льды основательно пригладили Русскую равнину. На правобережье реки Шелони, где раскинулся нынеш­ний Дновский район, ледник, кажется, срезал все более или менее заметные возвышенности. Территория Днов-щины—плоская низменность. Лишь в пяти — семи ки­лометрах к югу от Дно можно увидеть невысокие хол­мы, которые местные жители, конечно же, называют горами.
Естественно, что территория района сильно заболо­чена из-за отсутствия достаточных стоков. Треть всей площади занимают леса, среди которых преобладают мелколиственные (серая и черная ольха, береза), под­нявшиеся на заброшенных в разное время пашнях. Ши­роколиственные леса были вырублены в XIX веке, сей­час в районе всего 5—6 гектаров дубовых рощиц.
Несмотря на преобладание ольхи и березы, хвойные леса, особенно на севере, в бассейне Шелони, занимают достаточно большие площади. Возраст деревьев в таких массивах достигает семидесяти лет и больше.
Поля и луга в Дновском районе невелики по площа­ди, обычно они чередуются с перелесками. Сейчас в колхозах  и  совхозах  ведутся   большие  мелиоративные
работы. Окультуренные поля занимают по нескольку сот гектаров. Они свободны от валунов, которыми засорены поля и луга, не подвергшиеся мелиорации.
Северо-западная граница Дновского района на про­тяжении двенадцати километров проходит по реке Ше-лони в ее среднем течении. На этом отрезке в Шелонь впадает речка Люта, полностью уместившаяся на тер­ритории района. Две другие реки, берущие начало на Дновщине,—Белка и Полонка — текут на запад и впа­дают в Шелонь уже в Порховском районе. По-видимому с долин этих наиболее значительных рек и начали люди осваивать здешние места.
В Дновском районе не обнаружено никаких следов старинных укреплений —так называемых городищ. Правда, есть деревни с названиями Городище, Городня, но в Древней Руси этими словами называли и кладбища. Здесь непросто было возводить укрепления: ни больших рек, на стрелках и в излучинах которых обычно ставили крепости, ни сколько-нибудь заметных возвышений; ис­кусственную же земляную насыпь возвести непросто.
Но отсутствие городищ вовсе не означает, что в глу­бокой древности эти места не были заселены. Архео­логических раскопок и даже мало-мальски серьезных археологических разведок в Дновском районе не прово­дили, поэтому о каменном веке или веке бронзы в этих местах пока ничего не известно. Но древние захороне­ния— курганы — свидетельствуют о том, что по край­ней мере тысячу с лишним лет назад здесь жили   люди.
Все известные в Ддодскам ра-йоне курганы располо­жены у трех уже названных рек: на Люте — у деревень Зерема и Сухареве, на_~Полонке — у деревни Черно-божье, на Белке. Это лишний раз подтверждает, как льнули к воде первопроходцы этого края — разведчики финских и славянских племен.
Они селились не только у рек, но и у озер. Правда, озер в Дновском районе немного, но если приглядеться внимательно, то можно заметить, что многие деревни стоят у болот, которые когда-то были озерами. Об этом иногда напоминают названия. Есть на западной границе района урочище Озерево. Расположено оно на полуост­рове среди болота, в котором еще сохранились большие «окна» чистой воды. Болото совсем недавно было озе­ром, на берегу которого долгое время стояла деревня Озерево (упоминается в новгородских Писцовых кни­гах XVI века), последние жители которой лишь два­дцать лет назад переселились в другие деревни и в го­рода.
Большую роль в заселении края несомненно сыграла река  Шелонь   (Шелона,   Солона — как  называли  ее  в древности за солоноватый вкус воды и за соленые ис­точники, что пробиваются из-под земли по берегам). По ней проходила часть водного пути из Новгорода в Псков. Из Шелони суда входили в ее левый приток — Узу, волоком перетаскивались в Череху, из Черехи вы­ходили в Великую и прибывали в Псков. Через Шелонь проходил и другой водный путь — от Новгорода к Чуд­скому озеру и дальше. Караваны судов шли по Волхо­ву, озеру Ильмень, Шелони и ее притоку Ситне. Между Ситней и Куреей, притоком Плюссы, существовал во­лок. На этих путях были разные ответвления. Зимой реки,   покрытые   льдом. А у дорог Люди селились охотно: легче торговать — вывозить хлеб, лен, пушнину, мед, соль.
Во времена Древней Руси, а позже и Московского государства на двенадцатикилометровом отрезке Ше-лони, что служит сейчас границей Дновского района, проходила и сухопутная дорога из Новгорода в Псков и дальше в Прибалтику. Где-то недалеко — в районе де­ревень Боровичи и Дубровно, которые находятся сей­час на территории Порховского района,— эту дорогу пе­ресекала другая, ведущая на юг и на северо-запад.
Таким образом, территория нынешнего Дновского района прилегала к важным водным и сухопутным до­рогам и была заселена уже в начале нашего тысяче­летия. К востоку от Порхова сохранились населенные пункты с древними названиями славянского происхож­дения: Костыжицы (в древности Гостижицы), Дорого-стицы, Тригорша (древняя Тригоща), Уторгош (Утро-гощь). Эти названия донесли до нашего времени ино­гда уже в искаженном виде языческие славянские име­на— Гость, Дорогость, Тригость, Утрогость. Подобные имена были распространены до введения на Руси хрис­тианства (988 год), но уже в XII веке они стали доволь­но редкими. Значит, селения славян Костыжицы, Доро-гостицы и т. п. возникли не позже XII века.
Во времена феодальной раздробленности земли в бассейне Шелони принадлежали Господину Великому Новгороду — вечевой республике. В то время оформи­лась как административно-податная единица Шелонская пятина — одна из пяти провшщий Новгородской фео­дальной республики. В ее состав входили и несколько погостов (более мелкая административно-лодатная еди­ница), располагавшихся на правобережье Шелони: Ми­хайловский, Вельский, Смолинский… Сейчас это терри­тория Дновского района.
Новгородская   вечевая   республика   была   боярской.
Бояре — верхушка правящего класса феодалов — явля­лись крупными землевладельцами, им принадлежали де­ревни с крестьянами, работавшими на них и платив­шими сподати. Например, деревней Юрка на реке Люте в XV веке владел посадник Иван Кривой.
Многие деревни были монастырскими. Так, больше десятка деревень в Михайловском погосте вплоть до присоединения Новгорода к Москве в 1478 году числи­лись за новгородским Юрьевым монастырем. Деревни Дно и Донце Меньшое принадлежали Козьмодемьян-скому монастырю.
Впервые деревни Дно и Дно Малое (или Донце Меньшое) упоминаются в новгородских Писцовых кни­гах начала XVI века, но рснованы они были, конечно, намного раньше, поскольку^ как говорит опись, когда-то принадлежали новгородскому духовенству. В указанное время в Дно Большом и Дно Малом вместе взятых было не больше двух десятков дворов, большинство из ко­торых числилось за великим князем московским.
Писцовые книги «отразили процесс конфискации зе­мель у новгородских бояр и духовенства после присое­динения Новгорода к Москве. На бывшие боярские зем­ли великий князь сажал своих приближенных, наделял деревнями на присоединенных землях служилых людей. Из описи середины XVI века видно, что бывшие вла­дения Юрьева монастыря в Михайловском погосте уже принадлежали помещику Федору Лазареву, в деревне Дно также сменились владельцы.
В описи 1552—1553 годов Донце Меньшое уже не упоминается. Оно или запустело после эпидемии чумы в 1550 году, или слилось с Дно Большим. В этой описи Дно названо сельцом. А в любом селе или сельце долж­на быть церковь или часовня. В Дно была построена деревянная церковь Михаила Архангела. Сельцом вла­дел князь «Михаил Константинов, сын Засекин».


Страницы: 1 2 3 4

Опубликовано 22 Сентябрь 2010 в рубрике Город Дно

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • XVIII век Пскова
  • КУДЕВЕРЩИНА. БЕЖАНИЦЫ
  • ЗАПЛЮСЬЕ


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.