Спор о смердах имеет для псковского веча громадное значение: она само себя упразднило. Его фактические права били сведены к нулю и его дальнейшее существование можно было считать излишним. Москва, это великолепно видела, но не спешила покончить с призраком вольного города. Иван III хотел из Новгорода и Пскова создать отдельное княже­ство для своего брата Василия. Тогда Псков ходатайствовал, чтобы этого не было и чтобы он зависел непосредственно от великого кяязя. Это стран­ное на первый взгляд желание об’ясняется очень просто: собственный удельный князь обошелся бы Пскову несравненно дороже.
Наконец, 13 января 1510 года   без   заметного протеста   со    стороны Пскбва был снят вечевой колокол и вече официально уничтожено.
Финансовая ассимиляция Пскова с остальными русскими областями была закончена. Великий князь выслал из города 300 семейств „лучших людей» и заменил ,их москвичами. Повсюду вводились московские порядки, налоги и пошлины. Цветущий город был доведен почти до полного разо­рения, так как сразу же нахлынули московские бояры и чиновники, спеша поживиться в новом крае. Связь с заграничными купцами* была-утрачена надолго. Высокая культура республиканского периода упала, столь низко, что на исторической цоверхности стали появляться юроди­вые—признак материального упадка и культурного оскудения.
В конце этой главы мы должны обозреть культурные достижения древнего Пскова, которые сияют нам из глубины веков и свидетельствуют о высоком художественном и научном интеллекте муниципальной общины. Сокровища эти заключаются в памятниках письменности, зодчества и живописи.
Псковское духовенство славилось своей образованностью. На протя­жении всего XV века не перестают выступать ученые монахи. Самым крупным из них является Евфросиний Влизаровский, впоследствии при­численный к лику святых и оттого искаженный позднейшими биографами. Но личность его незаурядная. Происходя из самого бедного слоя псков­ских крестьян, он рано стал монахом, но не мог помириться с коммерче­ским и банкирским характером тогдашней монастырской жизни, ушел в дремучий лес. Очевидно, он владел всем образованием своего времени, задавал церковным иерархам такие вопросы, на которые те ответить не могли и вел долгую полемику с другими псковскими учеными, священ­ник Иовом Столпом и дьяконом Данилой Философом. Полемика эта своди­лась к чисто схоластическим вопросам. Вслед за Ввфосином мы видим снетогорского старца Памфилу, упрекающего псковичей в языческих обычаях; благодаря его посланию до нас дошло много интересных этно­графических сведений. Еще после 1510 года выступает елезаровский ста­рец Филофей, ученейший энциклопедист своего времени, писавший о самых разнообразных материях. Между прочим, он является чуть — ли не первым философом истории в Европе: создал теорию о московском само­державии, уподобляя Москву Риму*).
Светская литература представлена двумя летописями. Они говорят нам о широких политических интересах псковского купца, его знакомстве с чужими странами. Местами в летописи проскальзывают едкий сарказм (напр., по поводу московских порядков) и довольно часто И поэтические описания, роднящие этот хронограф со „Словом о Полку Игоревом».
Псковский писец отличался изящным вкусом. Его рукописи в два столбца написаны весьма тщательно, красивым почерком, заглавные буквы выведены киноварью, нет пестрых московских арабесок.
Лучше всего художественное творчество древнего псковича вылилось в зодчестве. До сего времени можно с наслаждением любоваться весьма многими памятниками XV века. Писано о псковском зодчестве довольна много; интересующихся отсылаем к „Истории русского искусства» Игоря Грабаря, здесь же коснемся лишь его исторического генезиса.
Псковичи учились строить каменные здания у южан, вероятно, не­посредственно у византийцев, но местный строительный материал, климат, развитие техники, социальный и политический уклад заставили их разви­ваться самостоятельно. Местная плита (известняк), самый распространен­ный строительный материал, не позволяет создавать сложные украшения, оттого зодчему нужно было специализироваться на гладкой, белой (шту­катуренной) поверхности и прямой литаии. Холодный и влажный климат заставлял создавать незатейливые покрытия в виде колпаков, с которых вода быстро бы стекала, а также экономить  тепло     внутри   здания,   для чего строились окошки узкие снаружи и широкие внутри. Строительная техника стояла высоко: зодчий мог производить самые сложные работы, сооружать технически трудные своды, трибуны, купола и т. д. Но сравни-, тельно небогатый республиканский город не мог создать колоссальных памятников, вроде Софии Новгородской, создавая большое количество па-кщтников, но малых размеров. От них веет идиллией и интимностью. У под-вожия этих ослепительно белых и четко вырисованных церквушек кипела незатейливая жизнь псковского купца, который спокойно совмещал рели­гий с торговлей, политикой и войной. Множество небольших приделов, хаотически построенных, прилепленных к древним кончанским и уличан-скнм церквам, говорит нам о жизни древнего республиканца, который по­мещал здесь же при храме и канцелярии, и склады товаров и оружия, и лавки, и кабаки.


Страницы: 1 2 3 4 5

Опубликовано 22 Сентябрь 2010 в рубрике Хозяйство псковской губернии

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • ПСКОВСКИЕ ПРИГОРОДЫ. ОСТРОВ
  • БЕКЛЕШОВ НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ
  • Политико-административная надстройка.


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.