Москва в общем мало интересовалась внутренней жизнью Пскова, в «ее интересах было лишь включить область в свою финансовую систему. Кроме того, крупный московский купец был заинтересован, чтобы псков­ская торговая прибыль не минула-бы его кармана.Псков при капитализмеЭто значительно изме-яило и внутреннюю жизнь города, приблизило его к Москве, фактически сделало большой пограничной факторией московского купеческого посада. Социальные соотношения в Пскове уже складывались по московской схеме. Индивидуальные черты области все более и более сглаживаются. Как на­иболее яркие моменты за весь период можно отметить лишь следующие события:
1)  Кризис псковской деревни во II половине XVI века.
2)  Социальные революции Смутного времени;
3)  и расцвет псковской торговли в XVII веке.
В остальном псковская краевая история этого периода тесно связана с московской, т. к. московский торговый капитал властно господствовал во всей восточной Европе, ассимитируя мелкие окраинные и областные •единицы.
XVII век выдвинул перед московским государством трудные задачи: деревести землевладение на новые рельсы и в связи с этим разрешить назревший аграрный кризис, установить прочные торговые связи с восточ­ными и западными рынками и тем обеспечить торговому капиталу новые возможности развития и создать внутри страны техническую возможность 4олее ускоренного обращения товаров. Как Москва разрешила эти задания, мы здесь касаться не будем, рассмотрим лишь, как они отражались во Пскове.
1. Взяв Псков, Москва могла успокоиться только на время. Ее богат­ства не могли быть вывезены беспрепятственно в Западную Европу, пока ?она не владела балтийскими портами, которые были в руках ливонского ордена. Но ливонский орден, как экономическая единица, разлагался, в нем образовались крупные торговые центры, которые с дряхлым орденским организмом фактически ничего общего уже не имели. Это были ганзейские города Рига и Ревель, тяготившиеся своей зависимостью от ордена. Кроме того, Ганза стала дряхлеть, так как в XVII веке она стояла уже не на главном пути мировой торговли, а на проселке. Когда-то очень оживлен­ное Балтийское море стало простым континентальным озером, из за кото­рого начали спорить Польша, Швеция Дания и Москва.
Московский царь Иван IV хотел во чтобы то ни стало прорубить „окно в Европу» и для того вступил в конкуренцию с Польшей и Шве­цией. Исхода этой конкуренции предвидеть он не мог, но с самого начала уже было видно, что польский торговый капитал сильнее московского. Война с Ливонией и за Ливонию   стратегически   для Москвы была удачна,
но победа осталась все же за Польшей, как капиталистически более раз­витой. Про войны Ивана IV можно сказать, что он был побежден не столько мечем Стефана Батория, первого полководца своего.времени, сколько опу­стением московской земли из-за аграрного кризиса.
»  Ливонские походы Ивана IV тяжело отразились на Пскове, особенно-же на его деревне, так как через край проходили многочисленные  москов­ские войска, которые   для   населения были не менее тягостны, чем непри­ятельская оккупация. Даже Иван IV сам должен был издать законы   против, жестокого обращения с населением. Кроме того, война жестоко затянулась, так как добить дряхлый орден   сразу   нельзя было, потом за него вступи­лась Польша, а среди ливонского купеческого сословия поднялся дух пар-1 тизанщины. Из-за затруднений с крымским ханом война с ливонцами  была небеспрерывной, и Псков несколько   раз   подвергался   нашествию москов­ской рати.’
Конец ливонской войны обошелся   Пскову весьма дорого.    Польский король Стефан во главе многотысячного войска 18 августа 1581 года подо­шел к Пскову,   по   пути   рассеяв   московские дружины и взяв   несколько» пограничных    крепостей,    обложив город,    разорив   окрестности до тла и 8 сентября пошел на штурм.   Только чудо могло спасти  город по мнению-псковичей. Но чудо оказалось   очень   простым, польское войско уже было-утомлено походом,   наемникам   жалованье   давно не было плачено,   кроме того сам король вряд-ли хотел   пожертвовать лучшей частью своей армии. Ему   было   довольно и того, что Иван IV, сидя   в   Старице,   дрожал   ог страха и предлагал самые унизительные для себя условия мира. Если — бы Псков и был    взят   Стефаном,    то  мог послужить лишь для грабежа,    но-удержать его вряд-ли он мог, не вызвав войны с Швецией. Оттого польское-войско не приложило   особых   усилий,   чтобы   взять город и при первых морозах сняло осаду *).
Войны с Ливонией и за Ливонию сравнительно легко прощли для города, но тяжело отразились^на^е^евне^,Псковское купечество страдало* оттого, что во время ч оккупации Ливонии торговые пути в Ригу и Ревель-были заняты и торговля с этими городами прекратилась и оттого, что Нарва была в руках Москвы и туда ходили европейские корабли, Псков-же находился в стороне от торгового пути и мог потерять свою прежнюю* роль — быть горлышком для русских товаров, вывозимых заграницу. Но* когда Нарва была занята шведами, псковская торговля восстановилась. Писцовые книги показывают, что в течение 5—6 лет после польской осады псковская торговля была в цветущем состоянии и вряд-ли другой город,-кроме, конечно, Москвы превосходил Псков в торговле.
Но деревня пострадала в сильной степени и Псковская область пред­ставляла из себя развалины, пашни обростали лесом, деревни стояли пустыми, кое-где за болотами и лесами существовали крестьянские поселки^ принадлежащие московским служилым людям, но пустели день за днем,, так как крестьяне толпами убегали от этих новых своих господ — в края^ куда война не достигала и земля не была еще роздана служилым людям. Пустотой и безлюдьем великолепно пользовались монастыри, округляя и населяя свои будущие латифундии, впрочем в Пскове монастырское земле­владение было развито менее, чем в других местах.
Причиной такого кризиса был кризис во всем московском государ­стве. Постоянные войны по южным и западным границам государства, а, главное, разложение боярского вотчинного хозяйства, переход феодаль­ных поместий в руки служилых людей, развитие денежного хозяйства и усиленная эксплоатация крестьян новыми господами заставляли население уходить на север, где было спокойно от иноземного нашествия и нарождаю­щихся бар-крепостников.   Та.ким образом,   пустели земли с древней земле
дельческой культурой под самой Москвой. Пустел и Псков. Хотя доку­ментов XVI века до нас дошло слишком мало (в „Смутное время» их истребляли тогдашние революционеры), но знаем, что при Борисе Году­нове Псковская область настолько опустела, что стали сюда присылать на жительство казайских татар, так как оставить без населения пограничную область нельзя было *).


Страницы: 1 2 3 4

Опубликовано 22 Сентябрь 2010 в рубрике Хозяйство псковской губернии

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ ДО ПЕТРОВСКИХ РЕФОРМ
  • ПСКОВСКИЙ ГЕРБ
  • Исторические этапы развития городов


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.