(А.А. Богданов)
В годы гражданских смут и революций, как известно, на поверхность обще­ства всплывает множество случайных людей, проходимцев, авантюристов всех мастей. Это и понятно: разрушение привычного уклада жизни, отказ от сло­жившихся традиционных духовных и моральных ценностей делают общество неустойчивым, вносят в него нравственный разброд и шатания, чем, как прави­ло, пользуются всякого рода ловкачи и аферисты. Причем среди этого сброда встречалось немало способных и по-своему талантливых людей, проделкам которых можно не столько возмущаться, сколько удивляться.
…6 августа 1926 года в районе 10-го Себежского погранотряда были задержаны перебежчики из Латвии — муж и жена Богдановы-Бельские с ма­лолетним ребенком. На первом же допросе глава семьи, Анатолий Алек­сандрович Богданов-Бельский, дал о себе такие сведения. Член ВКП(б) с 1918 года, летом 1920 года во время «проведения ряда разведывательных работ» в составе войск ВЧК под Барановичами попал в плен к полякам. В 1922 году, освободившись из лагеря, бежал в Латвию, где через рижско­го префекта получил нансеновский паспорт с правом законного прожива­ния на территории республики. (АУ ФСБ РФ ПО, д. С-319)
В Латвии, согласно показаниям А. А.Богданова-Бельского, он состоял в Цен­тральном профсоюзе и, будучи членом московской организации ВКП(б), ис­полнял разные поручения как по профсоюзной, так и по партийной линии: орга­низовывал ячейки комсомола, готовил к забастовке рабочих, активно участво­вал в издании рабочих газет. За эту деятельность он неоднократно арестовы­вался и сидел в тюрьме. В конце концов, Богданов-Бельский вместе с женой и ребенком были выдворены из Латвии в СССР.
Альма Августовна Богданова-Бельская дополнила показания мужа сооб­щением о том, что в Риге Анатолий несколько раз посещал политическую по­лицию и перед их отправкой в Советскую Россию просил у начальника полиции одолжить ему денег, но тот отказал. Кроме того, накануне дня переброски их через границу ее муж имел долгий разговор с начальником пыталовской погра­нохраны.
Уже первые показания супругов Богдановых-Бельских насторожили сотруд­ников ОПТУ. Бросалось в глаза несоответствие облика партийно-профсоюзного вожака и человека, который клянчит деньги у полиции. Дополнительное рас­следование, сообщения родственников А. А.Богданова-Бельского и других сви­детелей по этому делу убедили следствие, что все сказанное супругами на пер­вых допросах — чистейшая выдумка. Кем же он был на самом деле Анатолий Александрович Богданов-Бельский?
А.А.Богданов (такова его настоящая фамилия), уроженец Ярцевского уез­да Смоленской губернии, происходил из рабочей семьи. Образование имел низ­шее — окончил три класса приходской школы. В 1918 году, в возрасте 16-и лет, вступил в ряды ВКП(б). Работал на одном из предприятий Смоленска, но в 1920 году за хищение крупной суммы денег был исключен из партии и привле­чен к уголовной ответственности. От высшей меры наказания его спасло про­летарское происхождение да еще молодой возраст — дали только два года тюрь­мы, да и этот срок скостили до 6 месяцев.
В 1924 году А.А.Богданов уже работает в Москве уполномоченным по рас­пространению журнала «Жилищная кооперация». На этом новом для себя по­прище он растратил 300 рублей и только благодаря путанице в отчетных доку­ментах избежал серьезной ответственности за это. В следующем 1925 году Богданов устраивается на работу десятником на склад «Московтопа». Здесь уже растрата им денег превышала 1200 рублей. По его собственному признанию, сделанному во время следствия, получилось так. Шел по Москве с деньгами этого самого «Московтопа», «выпил по дороге пивка» и заглянул «случайно» в казино на Триумфально-Садовой улице. А вышел из казино с девятью рублями в кармане.
Понимая, что на этот раз ему уже просто так не выпутаться, А.А.Богданов решает вместе с семьею скрыться за границу. Латвию выбрали по той причине, что оттуда родом Альма Августовна. Переходили границу в районе Себежа, за помощь, оказанную им старой крестьянкой, расплатились платьем жены.
Когда в ходе следствия А. А.Богданову-Бельскому стало ясно, что чекистам известны подробности его «трудовой карьеры», он признался в том, что сказан­ное им на первых допросах — вымысел. И объяснил, что на это он пошел из-за боязни, что его выдадут латвийским властям. Вместе с тем, подтверждая случаи с растратами, которые он сделал на территории Советской России, Богданов-Бель­ский настаивал на своем активном участии в рабочем движении Латвии.
Дополнительные материалы, полученные чекистами из соседней респуб­лики через свою агентуру, дали им возможность установить довольно подроб­но, чем занимался в течение года «нелегальный эмигрант» в Латвии.
В Риге А.А.Богданов жил под тремя фамилиями — кроме его собственной еще Богданов-Бельский и Тобольцев. Выдавал он себя за члена ВКП(б) и сто­ронника Л.Д.Троцкого, бежавшего в Латвию от преследования «бывших со­ратников по партии». Кроме того, во время поездок по территории республики часто представлялся сотрудником советского Рижского торгпредства.
Определенную известность приобрели выступления А.А.Богданова на рабо­чих собраниях от имени ЦК Латвийской партии большевиков, а также его пуб-
ликации в рабочей прессе в защиту бастующих английских шахтеров. -Его ста­тья «Навстречу горнякам Англии» о транзите польского угля через Латвию в Англию, опубликованная в журнале «Железнодорожник» и перепечатанная на лат­вийском языке в журнале «Единство», привела к конфискации обоих журналов и аресту ее автора. Работал Богданов в профсоюзе молодежи Рижского морско­го порта, в спортивном обществе «Энергия», выступал в молодежном театре в водевиле «Женское право», участвовал в «живой картине» под хоровое сопро­вождение «Эй, ухнем!» За выступления с декламациями стихов «Размышления у парадного подъезда», «Стенька Разин» и «Песнь об арестантах» его вызывали в полицию, пытались у него выяснить причастность его к организации первомай­ских беспорядков в городе Режице.
Вместе с тем, заведя широкий круг знакомств, Богданов стал занимать у мно­гих людей деньги, предлагая свои услуги по устройству различных дел в Советском Союзе, в том числе и досрочное освобождение заключенных из советских тюрем. Разъезжая по Л атгалии, он предлагал на продажу картинки собственного изготов­ления с подделанной подписью известного художника-академика Н.П.Богданова-Бельского, который после революции эмигрировал из России и жил в Латвии. С этой целью он и добавил к своей настоящей фамилии — «Вельский».
В Риге А.А.Богданов несколько раз посещал советское полпредство, получал советские газеты, даже выражал желание поступить туда на служ­бу, однако в этом ему было отказано.
Незадолго до получения Богдановым в полпредстве разрешения на выезд в СССР с ним познакомился некий Дружиловский, который также собирался в Советский Союз и хотел через него выяснить, не грозит ли ему там расстрел. Дело было в том, что бывший подпоручик Северо-Западной армии Сергей Михайлович Дружиловский, оказавшись после окончания Гражданской войны в эмиграции, занялся фабрикацией документов и ценных бумаг. Им заинтересо­вались сразу несколько европейских разведок: польская, германская, француз­ская, болгарская. В 1924-25 годах Дружиловский изготавливает несколько фальшивок, компрометирующих Исполком Коминтерна, в том числе нашумев­шее «Письмо Коминтерна» Болгарской компартии, спровоцировавшее массо­вые репрессии правительства Цанкова против болгарских коммунистов.
Однако берлинская «контора» Дружиловского по изготовлению фальшивок вскоре была публично разоблачена германскими коммунистами (не без уча­стия ОГПУ) в их главной газете «Роте фане». Разразился общественный скан­дал, в результате чего Дружиловский был арестован и негласно выслан из Гер­мании вначале в Эстонию, а затем в Латвию (Голинков Д. Л. Крушение антисо­ветского подполья в СССР. Кн. 2.).


Страницы: 1 2

Опубликовано 20 Сентябрь 2010 в рубрике На рубежах России

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • ГОРЬКИЙ МЕД ЭМИГРАЦИИ (A.M. Максимов)
  • ЧЕТЫРЕ ВОЙНЫ ПОЛКОВНИКА ЛЕДЫ
  • ДЕЛО О «ТЕРРОРИСТЕ» (В.Ф.Каринский)


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.