Говоря об уникальном общественном и культурном движении в Печор­ском крае в 1920-30-х годах, прежде всего вспоминают тех, на чьих плечах лежала основная обязанность готовить и проводить праздники, слеты, кон­церты, оформлять спектакли, руководить музыкальными коллективами, раз­личными кружками и курсами, читать лекции, пропагандировать русское ис­кусство, проводить кампании по выборам русских представителей в эстон­ский парламент. Все это делали школьные учителя, преподаватели гимна­зий, музыканты, художники, врачи, чиновники — народ в массе своей пре­красно образованный, воспитанный на русской культуре и, главное, хорошо знавший дело, которым они занимались.
Вместе с тем, было бы несправедливо забывать о людях, которые хотя, может быть, и не обладали большими талантами или выдающимися способно­стями, зато в меру своих сил помогали просветительному движению деньгами, благотворительными акциями и просто участием в различных общественных делах. Что же касается Леонида Ивановича Солнцева, о котором пойдет даль­нейший рассказ, то его стремление состоять во всевозможных организациях и кружках Печорского просветительного общества было среди печерян прит­чей во языцах. Состоял он и в музыкантах, и в художниках-любителях, и в чте­цах-декламаторах, но ни в чем особенно не преуспел. Зато очень умел и любил танцевать и, несмотря на свое тучное телосложение, как вспоминала печерянка Ирина Отто-Сергеева, во время танца «парил по залу, как перышко». Однако зас­луги его в просветительном движении состояли, разумеется, не в этом.
Родом Л.И.Солнцев был из зажиточных крестьян Лужского уезда. Его отец имел 150 десятин земли и небольшое имение в деревне Горушка в Порховском уезде, где до 25-летнего возраста Солнцев жил и занимался сельским хозяйством. После смерти отца и продажи имения за долги он поступил на службу в Порховское земство, затем, окончив школу полицей­ских урядников в 1914 году, служил помощником пристава в Пскове, на За-величье, приставом в Опочке, в Святых Горах (ныне Пушкинские Горы). Во время известных февральских событий снова оказался в Пскове, уже в качестве пристава, среди прочих обязанностей которого было поддержи­вать внешний порядок у штаба командующего Северо-Западным фронтом генерала Рузского. После отречения императора Николая II от престола и установления власти Временного правительства всех полицейских чинов погнали на фронт. Солнцев служит в 56-й пехотной дивизии генерала Дохту-рова, но вскоре его освобождают от военной службы по болезни сердца. Во время германской оккупации Пскова работает ломовым извозчиком, однако с приходом Красной Армии в город в ноябре 1918 года его, как бывшего пристава, арестовывают и, продержав в губернской тюрьме око­ло 4 месяцев, выпускают на свободу. Потом некоторое время работает в канцелярии гублескома, а с приближением белой армии к Пскову в мае 1919 года находит момент, чтобы избежать эвакуации и остаться в городе. (АУ ФСБРФПО,д.А-21570)
На службу в белую армию Л.И.Солнцев, по его словам, попал следую­щим образом. По соседству с ним поселился полковник Хелстовский, на­чальник отдела снабжения 2-го корпуса генерала Арсеньева. Узнав, что Солнцев сидит без работы и какого-либо содержания, Хелстовский пред­ложил ему поступить на службу в его отдел, заведовать солдатской лавкой корпуса. Бывший пристав согласился. Однако армейской службой явно тя­готился. Когда белые части отступили из Пскова в Гдов, Солнцев, получив краткосрочный отпуск, вместе с семьею уехал в Юрьев, и некоторое время жил там на нелегальном положении, пока его не арестовали по приказу ко­менданта города и не вернули в Нарву, где тогда стоял штаб 2-го корпуса. Потом еще раз сбегает Солнцев в Юрьев, и снова его под арестом возвра­щают в Нарву.
Учитывая все эти перипетии, надо полагать, окончание военных действий и расформирование Северо-Западной армии Леонид Иванович встретил с облегчением. Однако о возвращении в Советскую Россию не могло быть и речи. Поработав некоторое время на лесоразработках близ Нарвы, подался дальше в поисках предпринимательского счастья скитаться по всей Эсто­нии. Кем только не работал — и десятником, и подрядчиком, и брокером-приказчиком, пока не встретил однажды в Ревеле знакомого еще по Пор-ховской земской управе Бориса Линде, ставшего крупным предпринимате­лем в Эстонии. Линде тогда загорелся идеей развернуть торговлю на со­ветско-эстонской границе через товарообменные пункты: советские люди
нелегально несли в них валюту, золото, серебряный лом, лен, а по эту сторону за это им выдавали продукты, спирт. Три таких пункта открыл Б.Линде — два на Псковском озере и один под Изборском. По его предло­жению Солнцев занялся поставками товаров на товарообменные пункты и для этого поселился в Печорах.
Но недолго продержалось это предприятие Линде. Его компаньон, с которым он взялся за дело, барон Толь в 1923 году сбежал с деньгами за границу, и пункты пришлось закрыть. А Сблнцев остался жить в Печорах, занялся лесным предпринимательством, понемногу скопил себе капитал и стал уважаемым в городе человеком. В довоенных Печорах все хорошо знали принадлежавший ему большой двухэтажный деревянный дом, кото­рый и поныне стоит на Соборной площади, как раз напротив главных ворот монастыря.
Наиболее активную роль в общественной жизни города Солнцев стал играть в 1930-е годы, особенно во второй их половине. Редкое меропри­ятие культурно-спортивного общества «Калев» проходило без его содей­ствия. В летнем саду в Богдановке, который находился на попечении это­го общества, сцена, буфет и прочие строения ремонтировались за счет средств Солнцева. В 1936 году, став членом правления печорского отде­ления ИМКА — христианской молодежной организации, содействовал раз­витию спорта среди молодых печерян, материально поддерживал спортив­ные летние лагеря.
В 1938 году Солнцев входит в состав Печорской организации РСХД (Русское Студенческое Христианское Движение), деятельно участвует в строительстве двухэтажного общежития для «движенцев» в Старых Бутыр-ках (раньше оно располагалось в доме Шаховских на Звездной улице). Бе­рет на себя также обязанности казначея этой организации.
Безусловно, должна быть упомянута и деятельность Л.И.Солнцева, свя­занная с реставрацией памятников старины и ремонтом православных мона­стырей. Будучи доверенным лицом таллиннского мецената Б.Б.Линде, вы­делившего на эти цели солидные суммы, он в течение 1936-37 годов ре­монтирует стены Псково-Печерского монастыря, Изборской крепости, а так­же женского Пюхтицкого монастыря, где построил еще и новый скотный двор. Именно он руководил работами по реставрации надвратной Никольс­кой церкви в Псково-Печерском монастыре, инициатором которой был пи­сатель-эмигрант Л.Ф.Зуров.
Здесь уместно вспомнить еще об одном человеке, немало способ­ствовавшем сохранению памятников старины в Печорском крае — Софии Михайловне Бюнтинг. Урожденная баронесса Медем, в прошлом крупная помещица, она построила в Печорах, недалеко от стен монастыря, дом, который в 30-х годах стал одним из центров культурной жизни в уезде. Она также выделяла большие суммы на поддержку монастыря и ремонт его строений.
С середины 1930-х годов в Эстонии началась новая волна эстонизации русского населения. Постепенно были закрыты все русскиеспортивныеорганизации, в 1937 году в Печорах прекрати­ла свою работу Русская гимна­зия. Родители учащихся обрати­лись к Солнцеву, чтобы через него уговорить Б.Б.Линде от­крыть частную русскую гимна­зию в Печорах. Линде на это свое согласие дал, однако разрешение на открытие частной гимназии было получено с запозданием на целый месяц, и частная гимназия не нашла нужное количество уча-щихся. Чтобы как-то помочь русским нарынкетруда, Солнцев, действуя от имени Линде, полу­чил разрешение на открытие бес­платных курсов эстонского язы­ка на 600 человек.


Страницы: 1 2

Опубликовано 18 Сентябрь 2010 в рубрике Белогвардейцы Пскова

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • Печорский ковчег
  • Реставрация и освящение древнего Мирожского храма
  • КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.