В низине за клеверами начиналась, площадка строи­тельства колхозной гидростанции. Недалеко от дороги высился сруб будущего машинного зала, левее тянулась насыпь плотины, а за ней нетрудно было различить ров­ный ряд деревянных шпунтов, загнанных глубоко в зем­лю, и похожие на колодцы ряжи. Тут перед глазами агронома Анатолия Ивановича Иванова-был-всё,-что имело отношение к будущей гидростанции. И сруб, и плотина, и ряжи возвыша­лись над поросшим осокой низинным болотом, где кру­тилась-и вилась дымкой мошкара, но не было видно ни озера, ни реки, ни водопада.
Но агроном Иванов знал, что вода есть, и какая ещё вода! Только надо пройти плотину и спуститься ещё ни­же, не убоясь ни топи, ни острой осоки. Там, в густо-^равья^-бежит ручей-всего лишь в несколько метров ши­риной, но он стоит иной большой речки. Это был осо­бый ручей, который полон воды в самую жаркую люру лета и не замерзает в самую лютую, морозную зиму. Это был ручей живых, бьющих в низине родников, ручей, ко­торый должен вскоре дать энергию новому укрупнённому колхозу «Большевик», ручей, способный перевоплотить свою силу в яркий свет сотен электрических ламп.
На площадке начинался рабочий день. Землекопы под руководством девушки-прораба переставляли копёр для забивки новой линии шпунтов. Иванов некоторое время молча наблюдал, как неуклюже поворачивается деревянное сооружение, поблескивая своим свежеру.б,, ленным остовом в лучах утреннего августовского солнца,
котом сошёл вниз плотины, поздоровался   с   людьми   и сказал несколько более сурово,, чем обычно:
— Копёр, товарищи, надо переставлять с вечера, что­бы утром сразу приступать к забивке шпунтов.    И, по­молчав, добавил, обращаясь к прорабу:
— А вас прошу в конце каждого дня докладывать о выполнении графика. И заодно представлять табель вы­работки норм…
Совсем недавно сфера деятельности агронома Ивано­ва не выходила за пределы небольших делянок сорто­участка. Колхозные дела его интересовали со стороны испытания различных сортов льна. К этому пока что сво­дились все его помыслы молодого агронома, окончившего два года назад сельскохозяйственный институт. Всё из­менилось сразу в тот день, вернее в тот час, когда на собрании укрупнённого колхоза «Большевик» его выбра­ли председателем правления. Агроном — председатель колхоза. Ещё жизнь людей определялась рамками преж­них маленьких артелей, а его судьбой уже распоряжа­лось то новое, что пришло на деревню. Мысли о малень­ких делянках сменились заботами о посевах на больших полях, заботами о фермах, машинах, новом строитель­стве и больше всего заботами об огромном коллективе людей, в котором насчитывалось около трёхсот человек лишь трудоспособных. Как ни ответственна, как ни важ­на была прежняя работа по сортоиспытанию льна, Ива­нов отлично понимал, что работа председателя сельхоз­артели «Большевик» потребует от него куда больше и сил и знаний. И всё же он взялся за неё, предъявив кол­хозникам одно лишь требование:
—~ Прошу заместителем моим сделать нынешнего председателя Александра Васильевича Дмитриева.
Иванов отлично понимал, почему колхозники сочли необходимым иметь председателем своей артели агроно­ма и агронома с высшим образованием. Наука и прак­тика неотделимы. Нет такого колхоза, в основе которого не лежала бы наука. Одним фактом своего существова­ния колхоз утверждает собой науку на земле. Много лет назад, когда однажды Тимирязев вносил в землю мине­ральные удобрения, то присутствующему при этом ста­рику-крестьянину казалось, что учёный задумал вы­растить хлеб прямо с солью. Ныне наука вошла в жизнь
колхозников, как плуг, как семена, как сама земля. Еди­но мироотношение учёного и рядового человека деревни, ничто не отделяет труд от науки. Человек деревни рас­сматривает землю глазами науки. Тот, кто ныне ратовал бы за трёхполку или говорил, что трактор своими шпо­рами ранит землю, стал бы посмешищем деревенской улицы. Наука во всём: в раннем севе и бесчисленных машинах, & применении удобрений и в сортовых посе­вах — она на каждом шагу. Но всё это в глазах кол­хозника уже не Наука, а практика. Колхозник видит науку в движении к новому, в том, что рождено сердцем и умом ученых, но ещё не освоено практикой. Он хочег видеть своего председателя агрономом, который знал бы это новое и внедрял его на колхозных полях.
В то же время Иванову было ясно и другое. Жизнь предъявляла к нему куда большие требования, чем те, которые могли быть удовлетворены его опытом и знания­ми. Думал ли он в институте, что жизнь потребует от него стать председателем колхоза? Нет, об этом не ду­мал ни он, ни профессора, лекции которых он слушал. Именно поэтому он не знает машины, как механик. Он только агроном-льновод, а должен быть специалистом не всем культурам, которые возделывают в колхозе. А главное, там в институте он не приобрёл то умение и опыт организатора, без которых нельзя быть настоя­щим председателем колхоза. Но то, что он не приобрёл в институте, теперь предстояло взять у жизни: на опыте, на практике, обучаясь у простых людей и обогащая их своими знаниями. Иванов видел перед собой эту жизнь, напоминающую живые родники будущей колхозной-электростанции. Они были хорошо ему знакомы, потому что он сам строил свою жизнь на этих родниках, они были для него источником силы и энергии.
У всякого человека есть своё детство и юность. Если сами по себе они ещё не создают характера, то во мно­гом определяют пути его становления. Так вот и в дет­стве сына колхозника, а ныне агронома — председателя колхоза, было нечто такое, что повлияло на его характер и даже на выбор жизненного пути. В деревне он пережил один очень неурожайный год. В детском сознании запе­чатлелось чувство зависимости человека от сил природы. Но потом, работая   с отцом   в колхозе,   он понял,   что
eel* сила, с помощью которой человек может заставить природу подчиниться ему. Этой силой была наука, и к ней потянуло колхозного паренька, потянуло именно по­тому, что он работал на земле, любил её и хотел видеть цветущей. Колхозная земля, труд на ней были родни­ком его жизни, его стремлений и юношеской мечты, ко: торая приблизила его к науке, сделала агрономом, сно­ва вернула к себе уже не деревенским мальчиком, а председателем колхоза, имеющим высшее агрономическое образование.
Много лет тому назад в здешние места приезжал агроном, мобилизованный для работы в деревне из како­го-то треста хлебопечения. Колхозники его прозвали «надоедным человеком». Однажды этот человек приехал в Посадницу — нынешний центр колхоза «Большевик» — и остановился у колхозного конюха. Хозяину дома гость сначала очень понравился. Действительно, агроном как будто проявил большое внимание к людям. Он подробна расспрашивал сынишку конюха, как тот живёт, учится, что читает. Потом он стал интересоваться жизнью дру­гих домочадцев, от них перешли к деревне… Но вскоре колхозный конюх заметил, что приезжий спрашивает это от нечего делать, что ему безразлично, как живёт деревня. Естественно, что отвечать такому человеку бы­ло неохота. А «надоедный» всё спрашивал и спрашивал. Сначала сбежал сынишка конюха, потом сам конюх и, наконец, жена конюха, когда ей был задан вопрос, где она достаёт закваску для хлеба?
В те же годы в Посаднице знали ещё одного агроно­ма, наезжавшего сюда из Струг Красных. Это был иной тип агронома — хорошо знающий как будто жизнь де-ревнн, но именно, как будто, потому что видел её череа цифры сводок, отчётов и планов. Весь его «талант» за­ключался в умении быть в центре Цифр, сводок, идущих в район из колхозов и сельсоветов, в умении быстро со­бирать и читать их и тем самым напоминать каждоднев­но или раз в пятидневку о своей полезности. Он не был отягощен знаниями агрономии,’ а потом, имея всё время дело с цифрами и сводками, выработал в себе способ­ность» видеть жизнь только в Сводках и только через, сводки. Всё окружающее агронома приобретало цифро­вое выражение. Он сам воспитывал   в   себе   цифровой


Страницы: 1 2 3

Опубликовано 22 Сентябрь 2010 в рубрике Путь к изобилию

Если Вам интересна эта тема - дополнительный материал Вы найдете в статьях:
  • Молодость
  • Укрепление бригады
  • Управление делами артели


  • Новое на сайте:

  • Рекомендации по выбору стиральной машины автомат и продлению ее срока службы
  • Как выбрать блок-хаус?
  • В Пскове началось историческое ориентирование
  • Изучение истории Псковского края в послереволюционный период
  • Рыбное хозяйство Псковской губернии.